Прокурором Ванинского района назначен Алексей Голубев

Приказом генерального прокурора Российской Федерации юрист 1 класса Алексей Голубев назначен прокурором Ванинского района Хабаровского края и с 5 августа приступил к исполнению обязанностей.

Алексей Голубев родился в 1978 году в Приморском крае. В 1999 году окончил Владикавказское высшее военное командное Краснознаменное училище внутренних войск МВД России по специальности «юриспруденция».

Профессиональную деятельность начал в органах прокуратуры Хабаровского края с февраля 2007 г., работал в должностях помощника прокурора Нанайского района, старшего помощника прокурора Центрального района Хабаровска, прокурора отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Хабаровского края.

В последнее время занимал должность заместителя Амурского городского прокурора Хабаровского края. Алексей Голубев примет дела трагически погибшего в результате уличного нападения предшественника Сергея Наумова, исполнявшего обязанности руководителя районного надзорного органа.

Напомним, убийство исполняющего обязанности прокурора Ванинского района было совершенно в ночь с 18 на 19 мая в поселке Ванино. Тело погибшего было найдено 22 мая в русле реки «Мучка» . Двоих подозреваемых задержали на следующий день, еще двое пытались скрыться от правосудия, но также были задержаны благодаря информации местных жителей.

Источник — прокуратура Хабаровского края

Всплывающие уведомления о важных новостях

www.dvnovosti.ru

За что убили прокурора порта Ванино?

История, про которую проверяющие от Путина вряд ли напишут в своих отчетах

Говорят, в Ванино собираются поставить памятник журналисту Татьяне Седых — той самой, у которой отобрали костыли и которая рассказала Путину на пресс-конференции о том, что творится в Ванино. «У нас получается так, что эти люди, как цари, для них их служба становится вотчиной, они не для людей стараются, а работают уже для себя», — сказала Татьяна Седых про местных силовиков не Путину — сказала стране. Страшную историю, которую я вам сейчас расскажу, Татьяна знает. А мне ее рассказала Лидия Федоровна Наумова из волгоградского «Мемориала». Мать прокурора, погибшего в Ванино в мае этого года.

Семья Наумовых в августе 1996 года уходила пешком из Грозного. Обосновались в Волгограде, стали сами помогать переселенцам и беженцам. Лидия Федоровна и ее сын Сергей работали в «Мемориале», плотно сотрудничали с организацией матерей против наркотиков — «Мария». Сергей окончил строительный вуз, а потом, приняв осознанное решение, — юридический. Потом — прокуратура. Объяснил маме: «Там у меня будет больше возможностей защищать права человека». В общем, идеалист. Впрочем, в прокуратуре Волгограда Сергей не особо прижился (по причинам очевидным), и молодого специалиста сплавили в Ванино. В марте 2013 года Сергей Наумов прибыл к месту службы и стал и.о. прокурора Ванино.

В апреле 2013 года в Ванино судили крупного наркоторговца. На процессе Сергей поддерживал гособвинение. Очень тщательно готовился к выступлению в прениях, писал речь: переживал, как лучше построить фразы, советовался с мамой, филологом по образованию. Статья 228-1, ч. 3 УК, «распространение наркотиков в особо крупном размере», предполагает наказание до 20 лет лишения свободы. Наумов запросил 17 лет строгого режима, судья охнула и дала 13. После приговора Сергей сообщил матери, что ему угрожают «какие-то молокососы».

А в мае 2013-го в Ванино прибыла проверка из Генеральной прокуратуры. Руководил группой проверяющих г-н Пухов Алексей Викторович, с июня 2012 года возглавляющий управление по надзору за соблюдением прав предпринимателей. Сергей успел рассказать, что проверяющий его грубо оскорбляет. Проверка затребовала документы о работе прокуратуры за 2010—2012 годы (когда Наумов С.М. в ванинской прокуратуре не работал). Вывозили документы машинами, которые направлялись в Советскую Гавань. Где они сейчас — неизвестно.

В ночь с 18 на 19 мая 2013 года один из проверяющих прокуроров задержал Наумова у себя в гостиничном номере до 3 часов ночи. Сергей уехал, а камеры видеонаблюдения зафиксировали, что вслед за машиной Наумова отправились еще две. Потом что-то случилось: машина Сергея резко уходит на встречку и падает в кювет. Мимо места ДТП проезжает такси, в котором едут четверо парней. На ночной дороге откуда-то появляется эвакуатор, машину вытаскивают из кювета, парни помогают. Потом они отпускают такси и просят Сергея подвезти их. Один из парней обращает внимание Сергея на неисправность: что-то стучит в моторе. Наумов выходит, открывает капот, и в этот момент кто-то из парней с силой ударяет его капотом. Потом его долго били, бросили на обочине и уехали. Вернулись. Не нашли Сергея на обочине. Догнали. Сбили. Переехали. Тело бросили в речку. Потом бросили машину.

Как-то нелогично действовали эти четверо. Но еще более нелогично действовали как бы коллеги Сергея из прокуратуры и из МВД.

Никто не искал пропавшего. Сразу было объявлено, что новый прокурор, проработавший полтора месяца, испугался проверки (которая его не касалась) и ударился в бега. Через четверо суток тело Сергея Наумова нашли сотрудники администрации Ванино — именно они начали его искать. Никаких серьезных экспертиз сделано не было. Но что больше всего поразило видавших виды ванинцев — так это то, что в прокуратуре даже не повесили портрет погибшего сослуживца. Никаких скорбных упоминаний.

Вскоре четверых нашли и поймали. Но еще до поимки (22 мая) Кирилл Левит, руководитель СУ СК по Хабаровскому краю, озвучил официальную версию, что «убийство прокурора не связано с его профессиональными обязанностями», а деяния нападавших квалифицируются как убийство, отягощенное разбоем. Объяснить, как при убийстве, отягощенном разбоем, на теле прокурора Наумова остается золотая цепочка и деньги в кошельке, никто из следственных органов и прокуратуры до сих пор не может. Зато на следующий день после пропажи прокурора полицейские без возбуждения уголовного дела, без понятых вскрывают комнату, в которой проживал Сергей Наумов, и изымают принадлежащее ему личное оружие и ноутбук. Когда ноутбук отдали матери, выясняется, что память уничтожена — и сделано это за два дня до обнаружения тела Сергея.

Незадолго до смерти в одном из телефонных разговоров Сергей сказал своему волгоградскому другу: «Смотри телевизор, мы скоро прогремим на всю страну».

…Сразу после выступления Татьяны Седых на пресс-конференции Путина в Ванино прибыла проверка МВД, ФСКН и Генпрокуратуры. Уже в понедельник информагентства объявили со ссылкой на проверяющих: конфликт в Ванино давно исчерпан. Дела Сергея Наумова никто не поднимал. Когда будет суд над убийцами прокурора, никому не известно. Зато о том, кому мешал новенький шибко принципиальный прокурор, знает все Ванино. Он слишком быстро разобрался, что там происходит. Ему было 35.

www.novayagazeta.ru

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Специализированные прокуратуры

Центральный аппарат, Дальневосточная транспортная прокуратура

Название органа прокуратуры:
Ванинская транспортная прокуратура

Руководитель:
Прокурор Корчагин Евгений Владимирович

Контактная информация:
682860, Хабаровский край, п.Ванино, ул. Железнодорожная, 119
8 (42137) 75-6-35

  • Руководство
  • Структура
  • О Генпрокуратуре России
  • Документы
  • Международное сотрудничество
  • Взаимодействие со СМИ
  • Правовое просвещение
  • Контакты
    • Личная страница Генерального прокурора РФ
    • Защита прав ветеранов
    • Виртуальный музей
    • Интернет-приемная
    • Единый реестр проверок
    • Противодействие коррупции
    • Правовая статистика
    • Карта сайта
    • Научно-методические материалы
    • Вакансии
    • Совет ветеранов ГП РФ
    • Экспертный совет по цифровой трансформации органов прокуратуры
    • Телефон справочной по обращениям
      в Генеральную прокуратуру
      Российской Федерации:
    • +7 495 987-56-56
    • Генеральная прокуратура
      Российской Федерации

      © 2003-2018 Генеральная прокуратура Российской Федерации Все права защищены

      © 2003-2018
      Генеральная прокуратура
      Российской Федерации
      Все права защищены

      genproc.gov.ru

      За что убили прокурора Ванино?

      О ванинской наркомафии, на которую замахнулся Сергей Наумов, прокурор Хабаровского края промолчал

      25.08.2014 в 10:11, просмотров: 4360

      В минувшую среду, 20 августа, вынесен приговор по убийству исполняющего обязанности прокурора Ванинского района, 35-летнего Сергея Наумова. Почти год расследовалось это громкое дело №2-44/2014, и четыре месяца слушалось на выездных заседаниях Хабаровского краевого суда. На скамье подсудимых — четверо жителей поселка Ванино, которых обвинили в разбое и убийстве.

      Однако рамками дела осталась версия, по которой убийство прокурора Сергея Наумова было напрямую связано с его профессиональной деятельностью. Эта отброшенная следствием версия могла бы вывести на наркотрафик с материка на Сахалин (посредством паромной переправы Ванино — Холмск), которым, судя по всем обстоятельствам, заинтересовался прокурор Наумов.

      Напомним, тело и.о. прокурора Ванинского района Сергея Наумова нашли в райцентре, в местной речке Мучке, под заломами, утром 22 мая 2013 года, спустя три дня после убийства. Об этом тогда нам сообщил непосредственный участник поисковой операции из администрации Ванинского района.

      Тогда же стало известно, что были задержаны первые подозреваемые в убийстве — Алексей Сорокопудов и Дмитрий Кречин. Они рассказали, как избивали Наумова, и сообщили, что искать его тело надо на окраине Ванино. Потом были арестованы еще двое подельников: Никита Герман и Виталий Куцый.

      Версия для придержки?

      Судебный процесс по делу убийства прокурора Наумова, под председательством федерального судьи Александра Широкова, начался 15 апреля. Сначала суд шел в Ванинском районном суде, там допрашивали свидетелей. Потом переместился в Комсомольск-на-Амуре, куда подсудимых доставляли этапом из Хабаровска.

      В самом уголовном деле, в отношении убийц прокурора, фигурировала фактически версия, которую выдвинули сами обвиняемые: обычный разбой, который начался дракой и закончился убийством. То есть — банальная бытовуха!

      Именно «бытовую» версию поторопился высказать и руководитель СУ СКР по Хабаровскому краю Кирилл Левит. Сражу же после ЧП в Ванино, на пресс-конференции он заявил журналистам без тени сомнения: «Убийство прокурора не связано с его профессиональными обязанностями. » Дело потом передали по подследственности в управление СКР по ДФО, но версия бытового убийства так и осталась основной.

      Итак, по официальной версии, которая была дана следствием и слушалась в суде, произошло следующее: «…в ночь с субботы на воскресенье, с 18 на 19 мая 2013 года, исполняющий обязанности прокурора Ванинского района Сергей Наумов, следуя домой (? — Авт.) на своем автомобиле «Тойота Камри», согласился подвезти четырех местных жителей. По пути следования попутчики, находясь в состоянии алкогольного опьянения, решили завладеть имуществом и денежными средствами водителя. »

      Далее: «В процессе нападения, разбойники избили Наумова до смерти. Добычей нападавших стал автомобиль потерпевшего и 5 тыс. рублей. »

      В обвинительном заключении следователь резюмирует: «Собранными по делу доказательствами установлено, что исполняющий обязанности прокурора стал жертвой разбойного нападения лиц, не осведомленных о занимаемой им должности. »

      Наумову угрожали

      В судебном процессе над убийцами участвовала мать погибшего прокурора — Лидия Наумова, которая приехала из Волгограда. Еще до передачи уголовного дела в суд, Лидию Федоровну, на ее взгляд, насторожил избранный ход следствия, а также отказ от некоторых «неудобных» версий, которые могли быть связаны с убийством.

      Своими доводами она поделилась с нами, побывав в Хабаровске, в редакции, уже после суда.

      Как рассказала нам Лидия Наумова, когда ее сын, Сергей Наумов, прибыл в январе прошлого года в прокуратуру Ванино переводом из Волгоградской области (там он также был зампрокурора одного из районов), то почти сразу в одном из телефонных разговоров с ней сказал: «в поселке много проблем с наркотиками, там какой-то наркотрафик». При этом он вскользь сообщил своей матери, что «будет писать заявление, на разрешение носить оружие». Получается, ему уже угрожали! Эти слова еще и еще раз вспоминает его мама, чтобы понять, не в них ли кроется причина жестокого убийства сына?

      Лидия Наумова, проработавшая много лет в комитете вынужденных переселенцев «Надежда» в Волгограде (сами Наумовы — тоже беженцы, они были вынуждены покинуть город Грозный в 1996-м, во время чеченской войны), знает, что такое наркотрафик, и какие щупальцы у тех, кто его держит и «крышует». Более того, Наумовы (Сергей начинал юридическую практику тоже в правозащитной организации «Мемориал»), очень плотно одно время сотрудничали с организацией матерей против наркотиков «Мария».

      Как предполагает Лидия Наумова, изначальной причиной убийства могла быть месть сыну — за его жесткую позицию на судебном процессе по уголовному делу крупного наркоторговца в Ванино. На этом процессе в апреле 2013-го Сергей Наумов поддерживал гособвинение и попросил подсудимому наказание — 18 лет строгого режима, а суд дал — 13 (особо подчеркнем, что эти документы, вместе с приговором наркоторговца, были приобщены к делу убийства Наумова). Кстати, наркотрафик тот шел на Сахалин..

      Последние видеокадры

      Свидетель — официантка ванинского ресторана «Пять звезд», которая обслуживала тем субботним вечером, 18 мая 2013 года, столик, где ужинали трое прокуроров (прокурорская проверка как раз заканчивалась на неделе), вспоминает, что около полуночи Сергей Наумов с кем-то оживленно разговаривал по телефону.

      — И еще был один звонок, — вспоминает в свою очередь Лидия Наумова, восстанавливая картину произошедшего по минутам. — Видеокамеры, что установлены на входе в гостинцу (а после того, как ресторан закрылся, прокурорская компания переместилась в гостиничный номер приезжего проверяющего из Ростовской облпрокуратуры Александра Корабельникова), зафиксировали, что в 2 часа 40 минут, в ночь на 19 мая, сын вышел из здания, но не сразу сел в свою машину, припаркованную у гостиницы. Он долго стоял возле нее, разговаривая с кем-то по телефону. Причем тот разговор был для него неприятным. Я хорошо знаю привычки своего сына. Он когда говорил, покачивался с пятки на носок. Он так всегда делал, когда сталкивался с какими-то неприятностями!

      Затем прокурор сел в машину и начал выезжать с гостиничной стоянки на дорогу. Именно в это время мимо проезжали, замедляя ход, две машины.

      — Из первой машины, притормозив чуть дальше, выскочил какой-то парень, остановился буквально в двух-трех метрах от капота машины сына, начал что-то ему говорить, размахивая руками, — рассказывает Лидия Наумова, которая смотрела видеозапись, сделанную во дворе гостиницы. — И потом, когда я увидела в суде обвиняемого Германа, то сразу вспомнила те кадры из видеозаписи, он очень похож на человека, которого зафиксировала камера., хотя на кадрах он и скрывал свое лицо капюшоном куртки. Похож по всему — по жестикуляции, по фигуре.

      Это было, повторимся, в 2.40 ночи 19 мая, то есть незадолго до последовавших событий, когда убили Наумова.

      — Почему следствие не предприняло мер, чтобы установить личность того человека, которого зафиксировала видеокамера, когда прокурор выезжал со стоянки? — резонно спрашивает Лидия Наумова.

      Западня на дороге

      В итоге, после бурного разговора, Сергей Наумов поехал по маршруту, где его уже, похоже, ждали. Иначе и не объяснить, почему он двинулся по той дороге, к кладбищу, глубокой ночью? Ведь жил он при прокуратуре, где у него была служебная жилая комната — это в центре Ванино.

      — Я убеждена, на дороге ему заранее приготовили западню, — говорит мать прокурора. — Судите сами. Машина Сергея ехала по правой стороне и, не доезжая поворота, вдруг оказалась в противоположном — левом кювете: и встала к нему перпендикулярно, почти под прямым углом. Полагаю, ему специально создана на дороге ситуацию, когда он вынужден был съехать. Потому что повернуть вправо на той дороге фактически некуда — там косогор. В общем, его загнали в кювет.

      Потом (по версии следствия) к нему подъехали четверо на такси — Никита Герман, Виталий Куцый, Алексей Сорокопудов и Дмитрий Кречин, стали помогать вытаскивать машину. Тут же откуда-то сразу, на удивление своевременно, появился эвакуатор! Это было уже часа 3 ночи 19 мая 2013 года.

      Как рассказал в суде водитель эвакуатора, когда он подъехал, вокруг «Тойота Камри» суетились молодые люди, а чуть в стороне стоял крупный мужчина, постарше (Наумов). Но у свидетеля создалось впечатление, что именно молодые люди — хозяева этой машины.

      — Думаю, они так суетились не случайно. Скорее всего, им заранее пообещали эту машину те, кто «заказал» убийство Сергея, — предполагает Лидия Наумова. — Но все дело сорвалось, когда мимо проехал житель Ванино Дмитрий Сильниченко. Его видеорегистратор и записал всю компанию. А когда прокурор пропал, Сильниченко вспомнил, что был очевидцем на дороге странной группы людей, и обратился в милицию, передав свою запись (на ней был четко виден Никита Герман).

      В суде обвиняемый Кречин сказал: «Когда мы отпустили такси и вытащили машину, то водитель «спасенного авто» предложил нам покататься. И мы, поехали в сторону кладбища. » К слову: до кладбища идет асфальт, а дальше — гравийная дорога в пос. Токи-2, практически заброшенная, по ней почти никто не ездит.

      — Представляете, время — глубокая ночь, у Сергея — проверка из прокуратуры, утром в 9.00 часов, в воскресенье 19 мая, надо снова встречаться с проверяющими, а он неизвестно куда и непонятно с кем-то поехал кататься по заброшенной дороге, — недоумевает Лидия Наумова. — Я в это никогда не поверю!

      Потом подсудимые говорили, что предложили проехать Наумову до кладбища, где, мол, неподалеку есть шиномонтажка, поправить крыло на машине.

      Но что случилось потом? Почему они озверели?

      Как объяснили подсудимые, они вдруг увидели в кошельке у Наумова 5 тыс. рублей и решили их забрать. Потом — отобрать и машину. Еще говорили, что Наумов якобы оскорбил Кречина. А затем говорили, что все ранее данные ими показания следствию — не их, они только подписывали готовые тексты. Так ли было? Аудио и видео допросов, оказалось, в период следствия в таком резонансном, сложнейшем деле почему-то не велось (в судебном деле их не было).

      Тем не менее, следствие сходу приняло в версию подозреваемых: как обвиняемые рассказали, значит, все именно так и было. Почему никто даже не перепроверил: что же на самом деле произошло на дороге? Фактов для перепроверки было предостаточно!

      Как убивали прокурора

      Следователем поначалу это преступление квалифицировало, как убийство с особой жестокостью. Установлено, что Сергею Наумову нанесли 31 удар по голове.

      Обвиняемый Кречин рассказал в суде: «Мы бросали в него (в Наумова) камни, он зашел в речку Мучку и поплыл брассом…» Но по заключению экспертизы, в легких у Наумова не было воды, значит, в речку его бросили уже мертвого.

      — Речка Мучка, где под завалами нашли тело, настолько захламлена, что плавать там невозможно. Тем более с его ростом — 197 см: если бы он лег поперек той речки, то его голова была бы на одном берегу, а ноги — на другом, — такими доводами опровергла показания подсудимых Лидия Наумова. — Сына нашли под завалами работники поселковой администрации.

      Она встречалась с представителем администрации Евгением Шахраем, он ей рассказал: когда они доставали тело из реки, вода им была лишь до середины бедра.

      — Били преступники Сергея железным прутом (это признал в судебном заседании подсудимый Кречин) и камнями, — говорит Лидия Наумова. — Утверждали, что Наумов убегал, а они якобы бросали камни ему вслед. Однако по заключению судебно-медицинской экспертизы, все ранения нанесены в область лица, а также лобовой, височных и теменной костей головы. Сзади ударов — не было. Значит, били его лежачего. Я осмотрела тело в морге, сделала фотографии. У него обе руки (от кончиков пальцев до середины предплечий) были черно-фиолетового цвета, и явственно видны следы от какого-то стягивающего предмета.

      Эти фотографии мать убитого прокурора потом показала судмедэксперту в Волгограде. Он спросил: «Что на сыне было одето в тот день?» Кожаный плащ с поясом. Вывод эксперта: «Скорей всего, поясом от плаща ему и стянули руки, связав его. »

      — Преступники после избиения Сергея, дважды сбили его машиной, — продолжает, чуть сдерживая слезы Лидия Наумова. — Первый раз, когда его ударили машиной, он головой разбил верхний левый угол лобового стекла — я потом осматривала машину.

      Второй раз убийцы переехали передним колесом машины (вес больше 1,5 т) ему коленные суставы — так описано в акте судмедэкспертизы. Подтвердили это и сами преступники: на фотографиях на ногах Сергея Наумова четко видно следы от протектора (ширина 36-37 см). Они сломали ему ноги, обездвижили. Убивали уже обездвиженного и связанного. Подтвердили на суде, что он их просил: «Ребята, что вы делаете?! Вы об этом потом будете жалеть…».

      Сами преступники, словно сговорившись, для облегчения наказания, твердили в суде, что Наумов не говорил им, что он — работник прокуратуры.

      — Сказки это! — говорит Лидия Наумова. — Сергей понимал, что находится на грани смерти, и не мог им не сказать, что он из прокуратуры. Но следствие верит убийцам и даже не пытается выяснить: куда делся кожаный плащ с ремнем, который был на прокуроре? Куда делся сотовый телефон? Куда, наконец, делось его служебное прокурорское удостоверение? Оно пропало вообще бесследно! Удостоверение всегда было у него с собой, в барсетке с другими документами.

      Мать убитого прокурора подчеркивает, что «в машине были следы крови Сережи — это установила экспертиза».

      — Кровь была на дверях, на напольных ковриках, на сидениях, на подголовниках, — перечисляет она факты. — Что там происходило? Следствие подшило в дело заключение экспертизы, но выводов по этим фактам не сделало. В ходе допросов обвиняемых, следователи обязаны были выяснить: в машине оказалось так много следов его крови!

      Еще одно замечание Лидии Наумовой: преступников было четверо (их возраст от 19 до 25 лет), и если бы между ними началась драка, то справиться с сыном им было бы не просто. У него рост 197 см, вес — 106 кг, он несколько лет занимался рукопашным боем при милицейском клубе «Динамо». Однако, несмотря на все это, Сергей Наумов не нанес преступникам (которые даже ростом значительно ниже его) ни одного, ни единого удара! У них же не оказалось ни синяка, ни царапины. Это показало медосвидетельствование. Как такое могло случиться при драке?

      Однако следователь Следственного комитета (это ведомство нередко конфликтует с прокуратурой) убрал п.«д», ч.2. ст.105 УК РФ «убийство совершенное с особой жестокостью» из обвинительного заключения. И написал, что убийство прокурора совершено без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Хотя у обвиняемых — Алексея Сорокопудова и Дмитрия Кречина еще не кончился условный срок наказания — за прошлые преступления. С чего бы у следователя такая доброта?

      Что знало следствие?

      «Действия следствия были какими-то странными, будто они не хотели найти истину: как и почему убили их коллегу-правоохранителя. А может, и знали, кто и за что, и, наоборот, хотели, чтобы больше никто этого не узнал?» — рассуждает Лидия Наумова.

      К примеру, детализация телефонных звонков подозреваемых не делалась до тех пор, пока Лидия Наумова не заявила такое ходатайство. Причем, на районном и краевом уровне ей упорно в этом отказывали.

      Только после непосредственного обращения к руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину, элементарную процедуру (обычно ее делают даже по делу о краже), кто, кому и когда звонил из круга подозреваемых в тот злополучный день, сделали по указанию Москвы. Из четырех задержанных телефонные номера сотовых «пробили» лишь у двоих (у Никиты Германа не запрашивали, у Виталия Куцего перепутали цифры). Вот так работало следствие.

      К слову, двух из подозреваемых — Алексея Сорокопудова и Дмитрия Кречина — оперативники нашли и задержали по «горячим следам», только благодаря телефонным звонкам, которые делались в том районе с сотового телефона. И ворвались, взломав двери, в квартиру, где прятались убийцы.

      Однако детализацию звонков убитого прокурора Сергея Наумова: кому, кто, откуда и когда звонили — так и не сделали! Помните, его странные телефонные переговоры в ресторане и на выходе из гостиницы?

      — Выходит, следствию этого знать не нужно? — задается вопросом Лидия Наумова. По ее мнению, «следствию нужно было, чтобы убийство Сергея никак не было связано с исполнением им своих профессиональных обязанностей. То есть все, что было с этим связано — убиралось, концы прятались..»

      Визит прокуроров

      Родственники Наумова так и не выяснили: для чего в мае 2013-го в Ванино, параллельно прокурорской проверке, приезжали первый заместитель прокурора Хабаровского края Валентин Волков и из Москвы — начальник управления по надзору за соблюдением прав предпринимателей Генпрокуратуры РФ Алексей Пухов.

      — Они прилетели в пятницу, 17 мая, накануне убийства сына, и были в районной прокуратуре. Я об этом знаю, потому что каждый день с сыном разговаривала по телефону. Конечно, он мне всего не открывал, — говорит Лидия Наумова. — Я спросила: «Как дела?» Он ответил: «Идет проверка. » Упомянул, что отправляет автобусом в прокуратуру края документы пудами… Когда я звонила, там, в Ванино, было два часа ночи, слышу, он на клавиатуре работает. Объяснил, печатает реестр документов, чтобы передать их в Хабаровск утром с автобусом.

      Пухов из Генпрокуратуры в тот день высказал Сергею, что «у него не будет никакого продвижения по карьерной лестнице». Лидия Наумова прочитала это из ответа Генпрокуратуры, который пришел на ее жалобу. Ранее ей стало известно, что Пухов разговаривал с сыном очень грубо, чуть ли не оскорбил его. С чем это было связано, не понятно. Какой конфликт прибыли «гасить» высокие прокурорские чины, кто из предпринимателей (судя по специфике направления работы Пухова) им пожаловался — тоже не известно.

      Срок и приговор

      Итак, четверо обвиняемых признаны виновными в убийстве, сопряженном с разбоем, и.о. прокурора Ванинского района Сергея Наумова. Осуждены по п.«в» ч.4 ст.162 УК РФ, п.п. «ж», «з» ч.2 ст.105 УК РФ и получили от 20 до 25 лет.

      Приговором суда Никите Герману назначено наказание 20 лет, Виталию Куцему — 21 год, Алексею Сорокопудову — 24 года и Дмитрию Кречину — 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Осужденные посчитали приговор строгим и намерены его обжаловать.

      Лидия Наумова не будет подавать апелляцию на приговор.

      Она хочет подать лишь жалобу на недобросовестность следствия. Считает, что осужденные не получили должного наказания по п.«д», ч.2. ст.105 УК (убийство совершенное с особой жестокостью) лишь по непонятной «доброте, проявленной следователем». Так подсудимые ушли от более сурового и заслуженного наказания — пожизненного лишения свободы.

      По приезду в Хабаровск, 22 августа, Лидия Наумова была на личном приеме у прокурора Хабаровского края Виталия Каплунова. Тот заявил, что не может вмешиваться в следствие и суд, но и служебной проверки проводить тоже не будет. Иначе говоря, все те неудобные вопросы, которые «замяли» и следствие и суд, прокуратуру тоже не интересуют?

      О ванинской наркомафии, на которую замахнулся Сергей Наумов, прокурор края тоже промолчал.

      P.S. Как рассказала Лидия Наумова уже в конце нашей беседы, она не ожидала такого отношения к себе и к памяти сыну со стороны прокуратуры:

      Так, в морге Ванино представитель краевой прокуратуры Валерий Панов (это первый главный судебный пристав Хабаровского края в 1998-2000 гг.) сказал не бальзамировать тело Наумова заведующему отделением судебно-медицинской экспертизы Ванинского района Андрею Коровякову, сославшись якобы на отсутствие лицензий (все сертификаты и лицензии в морге имелись). На прощание в Ванино никто не пришел, ни караула, ни цветов, ни людей.

      Для тела ведомство предоставили обычную машину, чтобы вести Наумова в Хабаровск (время в дороге занимает более 12 часов, жара тогда стояла +25 градусов). Родственники в итоге сами сколотили деревянный ящик, заказали рефрижератор, и так вывезли прокурора Наумова в Хабаровск, а затем перевезли в Волгоград. И похоронили с почестями сами.

      hab.mk.ru

      Большая пресс-конференция Владимира Путина 55 месяцев назад

      Новости Общество

      Ванинским беспределом займется полиция, прокуратура и ФСКН

      Президент России Владимир Путин сегодня во время пресс-конференции в Москве серьезно отреагировал на вопрос журналистки газеты «Мое побережье» из Ванино, которая привлекла внимание к тяжелому положению работников Ванинского порта и к плохой работе правоохранительных органов. Она рассказала, что сотрудники полиции и наркоконтроля борются за сферы влияния, в частности, за право проводить проверки пассажиров.

      Путин обещал обсудить эту тему с губернатором региона и другими руководителями. После этого глава МВД России Владимир Колокольцев поручил направить в Ванино группу офицеров министерства для проведения комплексной всесторонней проверки. Как сообщили в пресс-службе Наркоконтроля, директор ФСКН России Виктор Иванов также направил в Хабаровский край сотрудников центрального аппарата службы для проведения проверки.

      Президент РФ Владимир Путин призывал ОАО «Мечел» проработать проблему занятости в ОАО «Ванинский морской торговый порт», которая возникла после покупки компанией доли в «Ванино».

      «Пришел новый собственник — «Мечел». Кстати, неплохая компания, которая рассчитывает, почему они и вошли в этот актив, увеличить перевалку своего продукта. Но плохо то, что они не думают о трудоустройстве людей, если высвобождается какая-то рабочая сила», — заявил глава государства в ходе пресс-конференции в Москве.

      Комментируя вопрос одного из журналистов о массовых увольнениях в компании после прихода нового собственника, Путин заявил: «Если ясно, что высвобождаются рабочие руки, нужно было заранее с представителями властей подумать о том, как эти люди будут жить, где они будут работать, получать заработную плату и кормить свои семьи».

      «Ведь в чем смысл и региональных, и местных властей и бизнеса? В том, что нужно заниматься модернизацией производства, в данном случае порта, но при этом необходимо решать социальные вопросы. Обязательно и с губернаторами поговорю, и с представителями отрасли», — отметил Путин.

      Представитель порта «Ванино» сообщил «Интерфаксу», что на момент смены собственника в порту работало 1,315 тысяч человек, из которых в связи с оптимизацией персонала 74 человека было переучено на другие специальности и трудоустроены в порту. Число реально сокращенных сотрудников составило 45 человек (3,4% от общего числа работников), из которых большую часть составляют люди пенсионного возраста, отказавшиеся от переучивания на другую специальность, подчеркнул представитель.

      Группа «Мечел» вошла в капитал «Ванино» в декабре прошлого года, приобретя в ходе приватизации 55 процентов уставного капитала (73,3 процента обыкновенных акций) через свою транспортную «дочку» ООО «Мечел-Транс». В январе 2013 года группа продала большую часть своей доли трем кипрским офшорам — «Оперн Трейд Лтд.», «Седмино Инвестментс Лтд.» и «Травине Трейдинг Лтд.» (по 23,68 процентов голосующих акций каждой), оставив у себя порядка 1,5 процентов голосующих акции.

      Затем «Мечел-Транс» выкупил у En+ Group 21,64 процента обыкновенных акций стивидора и 47,6 процента «префов» (суммарно пакет En+ составил около 28 процентов уставного капитала).

      Осенью текущего года «Мечел» вновь снизил свое участие в капитале «Ванино» до 0,6 процента, продав около 28 процентов уставного капитала компании стороннему инвестору за 5,04 миллиарда рублей.

      Тогда же в капитал вошла компания ЗАО «Титан» (принадлежит «дочке» ОАО «РЖД» и структуре НПФ «Благосостояние»), приобретя 24,998 процента обыкновенный акций.

      Кто стоит за кипрскими компаниями «Порт Ванино» до сих пор не раскрывает.

      ОАО «Ванинский морской торговый порт» — крупнейшая стивидорная компания в порту Ванино. С Сахалином порт связывает железнодорожная паромная линия Ванино-Холмск.

      www.vesti.ru