Организатор преступления

Организатор преступления — это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, равно лицо, создавшие организованную группу или преступное сообщество (ч. 3 ст. 33 УК). Организатор преступления — наиболее опасный участник совместной преступной деятельности. Это инициатор преступления. Русский криминалист А.В. Лохвицкий называл организатора душой преступления, машинистом, пустившим в ход машину.

Данные социологических исследований, полученные У.С. Джекебаевым и другими учеными, свидетельствуют о том, что более половины (52%) осужденных организаторов преступления имеют преступное прошлое, они примерно на 5 лет старше других участников преступления и чаще, чем другие, уклоняются от общественно полезного труда.

Организатор действует в составе организованной группы или преступного сообщества, что не исключает наличие организатора в менее опасных разновидностях соучастия.

Согласно ст. 33 УК организатор несет ответственность за организацию преступления, руководство преступной деятельностью и создание организованной группы или преступного сообщества либо руководство ими.

Организация преступления заключается в сплочении соучастников, выработке плана совершения преступления, руководстве деятельностью соучастников. Организатор, являясь инициатором, создает организованную группу или преступное сообщество (склоняет участников, объединяет их, силой своего авторитета поддерживает дисциплину, сложившиеся отношения и т.д.). Организатор замышляет совершение конкретных преступлений. Инициатива может принадлежать и подстрекателю, и одному из соисполнителей, но эти участники лишь побуждают умысел на совершение преступления, этим ограничивается их роль.

Организация преступления может быть выражена и в форме руководства всей преступной деятельностью соучастников, обеспечивая достижение преступных целей. При этом организатор несет ответственность за все преступления, совершенные членами организованной группы или преступного сообщества, если эти преступления охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35 УК). Отклонение от этого правила может привести к объективному вменению, к игнорированию принципа личной ответственности.

Организатор всегда действует с прямым умыслом. Он осознает характер действий, которые должны быть выполнены участниками организованной группы или преступного сообщества, предвидит возможность совершения преступления (преступлений) в результате его деятельности и желает этого. Иногда законодатель, учитывая опасность организаторской преступной деятельности, устанавливает повышенную ответственность в рамках статьи Особенной части УК (см., например, ст. 212 УК). В этих случаях действия организатора должны квалифицироваться лишь по статье Особенной части УК, без ссылки на ст. 33 УК. Исключается ссылка на ст. 33 УК и тогда, когда организатор выполняет функции исполнителя преступления. Если организатор организовал преступление или руководил его совершением, но сам не принимал участия в непосредственном выполнении объективной стороны преступления, то его действия квалифицируются по ст. 33 УК и соответствующей статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность исполнителя преступления.

Наметилась тенденция к выделению не только организованной группы из числа разновидностей соучастия с предварительным соглашением, но и организатора преступной группы из числа видов соучастников. Создание параллельных уголовно-правовых норм наряду с нормой, регламентирующей институт соучастия, вряд ли оправданно. Организатор преступления должен рассматриваться в числе других видов соучастников (исполнитель, подстрекатель, пособник), в контексте общих положений института соучастия, а не автономно. Роль организатора как наиболее опасная должна повлиять на назначение наказания, но отрыв этого вида соучастника от других невозможен, так как их деятельность совместная, последствия этой деятельности общие, единые для всех соучастников и т.д.

www.bibliotekar.ru

Организатор преступления (организаторская деятельность).

В соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество <преступную организацию) либо руководившее ими.

Действия организатора могут состоять: а) в организации совершения преступления (выбор объекта посягательства, разработка плана преступной деятельности, выбор соучастников, подготовка орудий и средств совершения преступления и т.д.); б) в руководстве совершением преступления (распределение обязанностей между соучастниками, дача указаний в процессе совершения преступления и т.д.); в) в создании организованной группы или преступного сообщества либо руководстве ими.

Поэтому организатор является самым опасным субъектом в соучастии. С объективной стороны организатор объединяет усилия и направляет деятельность других соучастников на достижение преступного результата. При этом организатор может непосредственно участвовать, быть соисполнителем преступления либо распоряжаться действиями других соучастников, находясь на месте совершения преступления или вне его пределов. Часто организатор действует в составе организованной группы или преступного сообщества.

С субъективной стороны действия организатора характеризуются только прямым умыслом. Являясь инициатором и руководителем совершенного преступления, он не только сознает общественно опасный характер своих действий и их последствий, но и желает наступления общественно опасных последствий, объединяя усилия других соучастников для достижения этих последствий.

Из законодательного определения организатора преступления следует, что организатором преступного сообщества (преступной организации) является лицо, создавшее такое сообщество (организацию). Некоторые ученые считают, что понятие руководителя такого сообщества охватывается понятием организатора преступного сообщества1.

1 Уголовная ответственность за организацию преступного сообще-44

По многим объективным признакам деятельность организатора и руководителя сообщества совпадает, но термины «организатор» и «руководитель» имеют различное этимологическое значение и поэтому в законе употребляются самостоятельно.

Организатор преступного сообщества временно может быть и его руководителем, но руководитель — только руководителем, но не организатором. Если руководитель является и организатором преступления, то он в уголовно-правовом смысле признается только организатором1.

В тех случаях, когда организатор непосредственно не участвует в выполнении объективной стороны состава преступления, его действия квалифицируются по соответствующей статье со ссылкой на ст. 33 УК РФ (ст. 38 УК РА).

Действия же организаторов преступлений, совершенных организованной группой и преступным сообществом, подлежат квалификации по соответствующим статьям Особенной части УК, без ссылки на статью об ответственности соучастников.

lawbook.online

Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Комментарий к Ст. 33 УК РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи содержит исчерпывающий перечень видов соучастников преступления — исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Критерием деления соучастников на виды является роль каждого в совместно совершаемом преступлении и достижении общих для каждого из них преступных последствий.

2. В УК дан развернутый перечень деяний, которые характеризуют объективные признаки исполнителя. Исполнителем признается лицо: а) непосредственно совершившее преступление либо б) непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также в) совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК (ч. 2 комментируемой статьи).

При непосредственном совершении преступления исполнитель один полностью выполняет объективную сторону состава преступления .
———————————
БВС РФ. 2002. N 1. С. 21.

Непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами означает, что исполнитель выполняет объективную сторону состава преступления совместно с другим(-и) лицом(-ами) (соисполнителями). В силу особенностей конструкции некоторых составов преступлений один исполнитель может совершить одну часть объективной стороны состава преступления, а другой — другую (один — подавлял сопротивление потерпевшего, другой — причинял ему смертельные повреждения). Они также будут отвечать как соисполнители (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1 ).
———————————
См. также: БВС РФ. 2000. N 7. С. 13; 2002. N 11. С. 14; 2007. N 10. С. 10; 2008. N 9. С. 23 — 24.

Например, осужденная Ф. обоснованно была признана соисполнителем в изнасиловании группой лиц. Она активно содействовала Х., совершившему насильственный половой акт с С.: раздела С., затем удерживала ее, закрывала ей рот, чтобы С. не могла позвать на помощь .
———————————
БВС РФ. 2008. N 5. С. 11.

Непростая конструкция состава преступления — кражи, грабежа, разбоя с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, когда один из способов хищения (тайное, открытое, сопряженное с насилием хищение чужого имущества) совершается с помощью другого способа (незаконного проникновения в хранилище), порождает затруднения в квалификации, если преступление совершается группой лиц.

При совершении преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности, исполнителем является лицо, выполнившее объективную сторону преступления «чужими руками». Это так называемое посредственное исполнительство (посредственное причинение). Внешне такая деятельность напоминает соучастие, но в силу отсутствия возможности умышленно соучаствовать в деянии таковым не является.

В ч. 2 комментируемой статьи названы два варианта посредственного причинения (исполнения) — к совершению преступления привлекаются лица, не достигшие возраста уголовной ответственности, либо невменяемые. Совершение преступления с участием таких лиц не создает соучастия. Исполнителем является лицо, вовлекшее названных лиц в совершение преступления. В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения (п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1). К иным вариантам посредственного причинения относятся, например, случаи, когда лицо умышленно использует неосторожное поведение других лиц. Последние либо не привлекаются к ответственности (если в содеянном нет состава преступления), либо отвечают за неосторожное преступление. Исполнителем является лицо, умышленно использовавшее неосторожное поведение других лиц.

Субъективные признаки исполнителя характеризуются умышленной формой вины. Исполнитель осознает общественную опасность своих действий, а также действий другого (-их) соучастника (-ов), осознает, что действует не один, предвидит возможность или неизбежность наступления общих для всех соучастников преступных последствий и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает (косвенный умысел) наступление таких последствий.

3. Организатором является лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ч. 3 комментируемой статьи). Организатор — наиболее опасная фигура среди соучастников. Закон называет четыре варианта объективных признаков поведения организатора. Все варианты его поведения предполагают, что организатор должен быть «душой» группы преступников, координатором их действий и что такая фигура присуща наиболее опасным формам соучастия.

Организация совершения преступления, равно как и создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), — это обучение соучастников преступным навыкам, разработка плана совершения преступления или преступной деятельности, распределение между ними ролей и т.п., с той лишь разницей, что второй вариант деятельности организатора обладает повышенной общественной опасностью.

Руководство исполнением преступления (корректирует действия соучастников, по-новому распределяет роли) осуществляется организатором во время совершения преступления (на стадии приготовления, покушения, оконченного преступления), причем он сам нередко выполняет объективную сторону состава преступления, являясь его исполнителем.

Создание либо руководство организованной группой или преступным сообществом характеризуется значительно более широким полем деятельности, а поэтому обладает повышенной опасностью. Вследствие этого ответственность за оба варианта такой организаторской деятельности получила специальную регламентацию в законе (см. коммент. к ст. 35).

Субъективные признаки организатора характеризуются прямым умыслом. Он осознает общественную опасность своей организующей роли и действий лиц, которых он организует, предвидит возможность или неизбежность наступления общих для всех соучастников преступных последствий и желает их наступления. Субъективная направленность действий организатора, его желание совершения определенных действий и наступления определенного результата в значительной мере формируют поведение остальных соучастников, причем их ответственность (и организатора в том числе) наступает за то преступление, на совершение которого он организовал исполнителей.

В связи с повышенной общественной опасностью организаторская деятельность включена в объективную сторону ряда конкретных преступлений. В этих случаях организатор отвечает за оконченное преступление в качестве исполнителя (например, ст. ст. 209, 210, 212, 232, 239, 241, 322 УК).
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 12.

Действия лица, которое наряду с ролью организатора выполняло функции подстрекателя и пособника, следует квалифицировать по ч. 3 комментируемой статьи и соответствующей статье УК без ссылки на ч. ч. 4 и 5 комментируемой статьи .
———————————
БВС РФ. 2001. N 12. С. 12.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговоров, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 комментируемой статьи). Объективные признаки подстрекателя характеризуются действиями, направленными на склонение к совершению преступления. Подстрекатель возбуждает у исполнителя, а равно и у пособника решимость совершить преступление, является его инициатором. Поведение подстрекателя целенаправленно. Его старания направлены на склонение лица совершить определенное, а не вообще преступление. Поэтому подстрекательство всегда конкретно.

Например, директор школы М. обоснованно была признана подстрекателем к заранее не обещанному укрывательству убийства, совершенного лицом, признанным невменяемым и освобожденным от уголовной ответственности. Опасаясь, что в связи с совершенным в помещении школы убийством школу могут закрыть, она склонила работников школы скрыть этот факт и уничтожить улики. В результате таких действий при осмотре помещений школы органы следствия не обнаружили никаких доказательств совершенного преступления .
———————————
БВС РФ. 2002. N 7. С. 11. См. также: БВС РФ. 2008. N 10. С. 13.

Между действиями подстрекателя и общими для всех соучастников преступными последствиями должна быть причинная связь.

Способы подстрекательства — уговоры, подкуп, угрозы. В числе других способов можно назвать обещание благ, подзадоривание, обман, просьбу.

Подстрекательство представляет собой активное поведение. Однако подстрекатель обычно не выполняет объективной стороны состава преступления. Если он начинает выполнять объективную сторону состава преступления, он становится исполнителем; если оказывает содействие в совершении преступления лицу, у которого он вызвал решимость совершить преступление, в его поведении есть признаки подстрекательства и пособничества.

По своим объективным признакам подстрекатель ближе всего к организатору. Чтобы отграничить подстрекателя от организатора, следует помнить, что именно подстрекатель обычно склоняет исполнителя совершить преступление. Организатор же «работает» с лицами, решившимися совершить преступление, и направляет, корректирует их дальнейшее поведение .
———————————
БВС РФ. 2009. N 11. С. 18.

Подстрекательство совершается с прямым умыслом. Подстрекатель осознает, что его поведение направлено на возбуждение у лица решимости совершить конкретное преступление, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасного преступного последствия от совместных преступных действий и желает его наступления (в материальных составах) либо желает осуществления того конкретного преступления, к которому склоняет исполнителя (в формальных составах).

Мотивы поведения подстрекателя для привлечения его к ответственности значения не имеют. Поэтому он отвечает и при провокации преступления, т.е. когда подстрекает лицо не с целью совершения им преступления, а для привлечения этого лица к ответственности.

Подстрекательство в силу его повышенной общественной опасности законодатель иногда выделяет в отдельный состав как оконченное преступление (например, ст. ст. 150, 151, 205.1, 230, 240, 282.1, 282.2 УК). Так, под склонением к потреблению наркотических средств или психотропных веществ как разновидностью подстрекательства имеются в виду любые умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к их потреблению (уговоры, предложения, дача совета), а также обман, психическое или физическое насилие, ограничение свободы и другие действия с целью принуждения к приему наркотических средств или психотропных веществ лица, на которое оказывается воздействие. Если подстрекатель при склонении еще и сбывал наркотики или оказывал помощь в их хищении либо вымогательстве, приобретении, хранении, изготовлении, переработке, перевозке или пересылке, его действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 228.1 или ст. 229 и ст. 230 УК.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 комментируемой статьи). Таким образом, пособничество выражается в содействии совершению преступления или его сокрытию. Перечень объективных признаков пособничества в УК исчерпывающий. Разнообразное поведение пособника лежит за пределами объективной стороны преступления, в котором он соучаствует.

Например, действия П., первоначально признанного исполнителем преступления, Президиум ВС РФ оценил как пособничество. Из дела видно, что П. не участвовал в совершении действий, составляющих объективную сторону разбоя: он лишь указал квартиру С. и наблюдал за обстановкой, стоя внизу у подъезда дома .
———————————
БВС РФ. 2001. N 7. С. 27; N 10. С. 19; 2002. N 1. С. 21; N 4. С. 10 — 11; N 10. С. 11; 2010. N 9. С. 14; 2012. N 2. С. 16.

Принципиальные суждения о понимании сущности пособничества высказал Пленум ВС РФ в Постановлении от 27.12.2002 N 29. В п. 10 Постановления сказано, что «действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п.» являются пособничеством и подлежат квалификации со ссылкой на ч. 5 комментируемой статьи.

Названные в законе способы пособничества обычно предшествуют совершению преступления, однако пособник может осуществлять их и во время совершения преступления, а также после его окончания в соответствии с заранее данным обещанием.

Пособничество бывает физическим (материальным) и интеллектуальным.

Физическое пособничество по закону состоит в предоставлении средств или орудий совершения преступления либо в устранении препятствий. Если хищение имущества совершается с использованием автомашины для перевозки похищенного, лицо, перевозящее похищенное, является не исполнителем, а пособником . Чаще всего пособник действует активно. Однако иногда физическое пособничество выражается в бездействии. Это возможно, когда на лицо возлагается специальная правовая обязанность воспрепятствовать совершению преступления. Она должна быть обусловлена законом, подзаконным актом, профессиональными обязанностями, служебной необходимостью (например, охрана вверенного объекта).
———————————
БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

Интеллектуальное пособничество по закону состоит в даче советов, указаний, предоставлении информации, заранее данном обещании скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно в заранее данном обещании приобрести или сбыть такие предметы.

Советы пособника по своей сути всегда отличаются от советов подстрекателя. Если советы подстрекателя направлены на возбуждение у лица решимости совершить преступление, то советы пособника обращены к лицу, которое уже решило совершить преступление, и имеют целью помочь ему лучше (легче, удачнее) совершить преступление и тем самым укрепить его решимость совершить преступление. При пособничестве, выразившемся в заранее данном обещании что-то скрыть, приобрести или сбыть, важен сам факт обещания, а не реальность его выполнения. Выполнение обещания на квалификацию не влияет, но может быть учтено при назначении наказания.

Все названные в законе действия (бездействие) пособника должны находиться в причинной связи с совершенным преступлением. Если советы, указания, орудия оказались невостребованными, нет и пособничества, так как между ними и совершенным преступлением нет причинной связи. В таких случаях лицо подлежит ответственности, если в его поведении усматривается самостоятельный состав преступления (хранит оружие).

Пособник должен осознавать, какое совершается преступление, в котором он исполняет роль соучастника. Он осознает, что своим поведением способствует совершению исполнителем преступления либо устранению препятствий, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате совместных действий определенного общественно опасного последствия и желает либо сознательно допускает его наступление, т.е. действует с прямым или косвенным умыслом .
———————————
БВС РФ. 2003. N 7. С. 13; 2008. N 9. С. 29.

stykrf.ru

Организатор преступления: вопросы квалификации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Клименко Ю.А.,

Текст научной работы на тему «Организатор преступления: вопросы квалификации»

имени О.Е. Кутафина(МГЮА)

Организатор преступления: вопросы квалификации

ОРГАНИЗАТОР ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ

Институт соучастия в преступлении пользуется репутацией самого сложного и запутанного в уголовном праве с середины XIX в., с момента зарождения отечественной юридической науки1. С тех пор положение вещей мало изменилось: соучастие по-прежнему представляет собой феномен, сложный для понимания, причем трудности возникают не только при толковании норм уголовного закона, но и при уяснении соответствующих положений уголовно-правовой доктрины. Учение о соучастии традиционно написано непростым языком, изобилует специальными терминами и на сегодняшний день не в полной мере обеспечивает достижение поставленной перед ним задачи — разъяснить институт соучастия студентам, практикующим юристам и законодателю. Это в полной мере относится и к квалификации действий организатора преступления.

Прежде всего хотелось бы остановиться на месте организатора в системе института соучастия и уголовного права в целом, верное представление о котором является одной из предпосылок правильного применения соответствующих норм.

В первом приближении следует отметить, что организатор, как и соучастие в целом, нашел свое отражение не только в Общей, но и в Особенной части УК РФ. Организационная деятельность закреплена не только в институте соучастия, но и институте назначения наказания. Соответственно в уголовном законе существует несколько типов технико-юридических конструкций (вариантов уголовно-правовых норм) с участием организатора преступления.

В зависимости от различных технико-юридических приемов включения в уголовный закон норм об организационной деятельности (прямо указанной в законе или вытекающей из сути юридических конструкций), как нам думается, можно предложить следующую типологию технико-юридических конструкций с участием организатора преступления по УК РФ.

В рамках данной типологии деятельность организатора:

1) является конститутивным признаком основного состава преступления (например создание или руководство бандой по ч. 1 ст. 209 УК РФ);

2) находит выражение в квалифицированных составах, построенных по признаку их совершения в соучастии (к примеру, если организатор действует в составе группы лиц по предварительному сговору — п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ);

3) включена в массовые беспорядки — кратковременное преступное объединение, возникшее без предварительного сговора и без достаточной осведомленности о конечных целях (ч. 1 ст. 212 УК РФ);

4) осуществляется в форме так называемого соучастия с «распределением ролей», «выполнением различных ролей» (ч. 3 ст. 33 УК РФ);

5) рассматривается как обстоятельство, отягчающее наказание — п. «в», «г» и «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ (совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сооб-

кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Жиряев А. О стечении нескольких преступников при одном и том же преступлении. Дерпт, 1850. С. 6—7.

© Ю. А. Клименко, 2015

120 ЗАКОН И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ П5);

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

щества (преступной организации); особо активная роль в совершении преступления; привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность).

Обратим внимание, что правовая оценка деятельности организатора происходит не только при квалификации совершенного с его участием преступления, но и при назначении ему наказания.

Порядок расположения юридических конструкций определен в соответствии с убывающей степенью общественной опасности роли организатора — от более опасной к менее опасной. Первые три типа технико-юридических конструкций выделены в рамках норм Особенной части УК РФ, четвертый и пятый — в рамках норм Общей части УК РФ.

Рассматриваемые технико-юридические конструкции с участием организатора имеют существенное значение для законодателя, который прибегает к ним в правотворческой деятельности с целью структурирования и упорядочения нормативного материала, что позволяет экономить текст закона.

Важны данные юридические конструкции и для правоприменителя — определив, какие из них подлежат применению, юрист получает возможность правильно квалифицировать содеянное и максимально учесть степень общественной опасности преступления в целом и действий конкретного лица при индивидуализации наказания.

В рамках настоящей работы мы остановимся на исследовании вопросов квалификации действий организатора, предусмотренных первым, вторым, четвертым и пятым типами технико-юридических конструкций.

Рассмотрим особенности квалификации по первому типу технико-юридических конструкций с участием организатора на примере ст. 210 УК РФ (похожим образом будет происходить квалификация действий организатора по ст. 205.4, 208, 209 и 282.1 УК РФ).

В статье 210 УК РФ предусмотрен «усеченный состав» соучастия — уголовная ответственность предусмотрена за сам факт объединения организатором соучастников в преступное сообщество (за приготовление к преступной деятельности), рассматриваемый законодателем как самостоятельное преступление. «Усеченным» такой состав принято называть потому, что он инкриминируется виновному сам по себе, т.е. последующие преступления, совершенные в развитие преступного замысла, искусственно отсекаются от него (подлежат квалификации по совокупности с ним). Соответственно, организатор, создавший преступное сообщество или руководивший им, должен нести «двойную» ответственность — как за конкретные преступления, совершенные преступным объединением, так и за сам факт создания этого объединения.

Рекомендации по квалификации действий такого организатора нашли отражение в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»2. В соответствии с ним «лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию), его (ее) руководитель, а также лица, осуществляющие коллективное руководство та-

ВЕСТНИК Клименко Ю. А.

УНИВЕРСИТЕТА Организатор преступления: вопросы квалификации ^^

ким сообществом (организацией), несут уголовную ответственность по части 1 статьи 210 УК РФ за совершение хотя бы одного из указанных в ней преступных действий, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации за все совершенные другими участниками преступного сообщества (преступной организации) преступления без ссылки на часть 3 статьи 33 УК РФ и в том случае, когда указанные лица непосредственно не участвовали в совершении конкретных преступлений, но они охватывались их умыслом».

Помимо организатора — руководителя преступной организации в целом, в рамках ст. 210 УК РФ действуют организаторы рангом ниже, возглавляющие структурные подразделения преступного сообщества либо руководящие совершением конкретных преступлений. Согласно п. 17 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ № 12 «действия участника преступного сообщества (преступной организации), не являющегося исполнителем конкретного преступления, но в соответствии с распределением ролей в составе этого сообщества выполняющего функции организатора, подстрекателя либо пособника, подлежат квалификации независимо от его фактической роли в совершенном преступлении по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации без ссылки на части 3, 4 и 5 статьи 33 УК РФ, а также по части 2 статьи 210 УК РФ».

Иными словами, действия организаторов низкого ранга следует квалифицировать как действия исполнителя, вне зависимости от того, выполнял ли такой организатор объективную сторону преступления. В этом смысле квалификация действий данной разновидности организаторов похожа на квалификацию организатора, закрепленного в ч. 1 ст. 210 УК РФ (главаря преступной организации): его роль в совершении сообществом конкретного преступления искусственно оценивается как роль исполнителя. Разница заключается лишь в том, что нижестоящему организатору в дополнение к ответственности за конкретное преступление вменяется в вину ч. 2 ст. 210 УК РФ, а не ч. 1 той же статьи, предназначенная для лидера организации.

На наш взгляд, изложенные правила квалификации не являются безупречными. По мнению высшей судебной инстанции, поскольку организованная группа и преступное сообщество обладают высоким уровнем сплоченности и общественной опасности, их член, принявший участие в совершении конкретного преступления в качестве организатора, подстрекателя или пособника, должен искусственно оцениваться как исполнитель. По замыслу Верховного Суда РФ, такая квалификация призвана подчеркнуть, что в рамках этих форм соучастия уровень опасности любого соучастника не уступает уровню опасности исполнителя. Однако такой подход упускает из виду немаловажное обстоятельство — на сегодняшний день > организатор нередко является самым опасным из соучастников, даже опаснее ис- ^ полнителя. Следовательно, применительно к организатору изложенное правило I достигает обратного эффекта: его деятельность оценивается как менее опасная, > чем есть на самом деле. р

В этой связи правила квалификации действий организатора — члена пре- ^ ступной организации нуждаются в усовершенствовании. Думается, что самое и простое решение в данном случае — квалифицировать его действия, помимо л соответствующей части ст. 210 УК РФ, по норме о конкретном преступлении со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ. Например, если глава преступного сообщества организует совершение убийства своими подчиненными, его действия следовало бы

22 ЗАКОН И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ [¡Зу.

квалифицировать по ч. 1 ст. 210 УК РФ как руководство преступным сообществом и по ч. 3 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства, совершенного организованной группой.

Квалификация действий организатора, выступающего субъектом технико-юридических конструкций второго типа (т.е. играющего роль соисполнителя в форме соучастия, предусмотренной в качестве признака квалифицированного состава — группа лиц, группа лиц по предварительному сговору и т.д.) на первый взгляд не представляет трудностей: на практике в подобных случаях действия организатора получают такую же юридическую оценку, как и действия обычного исполнителя.

Тем не менее, говоря о данном типе юридических конструкций, нельзя не сказать, что вопрос о наличии организатора в группе лиц без предварительного сговора принадлежит в теории уголовного права к числу дискуссионных. Одни криминалисты прямо отвечают на этот вопрос положительно3, другие утверждают о такой возможности косвенно, о чем свидетельствует признание ими возможности «технического» разделения ролей и функций при совершении посягательства в группе лиц4. Третьи отрицают присутствие организатора, считая выполнение различных ролей в рамках этой формы соучастия невозможным5, во всяком случае, при действующей редакции ст. 35 УК РФ6.

Как мы полагаем, наличие организатора в группе лиц без предварительного сговора является очевидным, особенно если обратить внимание на механизм совершения преступления в группе лиц без предварительного сговора. Процесс выполнения такого посягательства зачастую бывает достаточно протяженным во времени, чтобы у лица, первым начавшего выполнение объективной стороны, появилась возможность взять на себя организаторские функции и начать их осуществлять: раздавать соучастникам указания, распределяя их функции, а также вовлекать в совершение преступления сомневающихся и колеблющихся лиц.

Указанная особенность группы лиц без предварительного сговора неоднократно отмечалась авторами работ по уголовному праву. По справедливому замечанию Н. Святенюка, для преступлений, совершаемых группой лиц без предварительного сговора, характерно присоединение участников группы к исполнителю, первым начавшему выполнение объективной стороны посягательства7. Примером подобного развития событий в ходе совершения преступления группой лиц без предварительного сговора может служить следующий случай.

Е. и Б. были осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, а Ч. — по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Согласно материалам дела, Е. и Б. являлись должностными лицами, по-

3 Комиссаров В. С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть : учебник / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2005. С. 336 ; Бородин С. В.

Преступления против жизни. СПб., 2003. С. 347.

ГармановВ. М. Квалификация группового сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Тюмень, 2008. С. 21.

Виды преступных групп: проблемы разграничения // Уголовное право. 2005. № 2. С. 19. Арутюнов А. А. Соучастие в преступлении. М., 2013. С. 145.

Святенюк Н. Ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц, и соучастие в нем // Уголовное право. 2005. № 4. С. 46.

УНИВЕРСИТЕТА Организатор преступления: вопросы квалификации

стоянно выполнявшими функции представителя власти оперуполномоченными отдела уголовного розыска ОВД, а Ч., будучи стажером по должности оперуполномоченного того же отдела, должностным лицом не являлся. В вечернее время они находились в помещении ОВД. Е. подошел к Б. и попросил помочь ему в разговоре с подозреваемым в совершении разбойного нападения на магазин. Б. согласился. Затем Б. и Е. вместе со своим стажером Ч. прошли в кабинет. В ходе разговора, требуя признательных показаний, без согласования с другими лицами Е. начал бить потерпевшего К. Затем к нанесению побоев присоединились Ч. и Б. Действуя по указанию Е., Ч. надевал на потерпевшего полиэтиленовый пакет и перекрывал доступ кислорода, а Б. помогал Е. надеть на потерпевшего наручники (т.е. применить специальное средство)8. На наш взгляд, Е. выполнил роль организатора преступления.

Квалификация с использованием юридических конструкций четвертого типа (в которых организатор является субъектом соучастия с выполнением различных ролей), как правило, не вызывает затруднений: организатору вменяется ч. 3 ст. 33 УК РФ и норма Особенной части УК РФ, предусматривающая соответствующее преступление.

Определенные сложности появляются тогда, когда организаторская деятельность представляет собой сочетание подстрекательства с пособничеством. По большинству дел оно квалифицируется как организация преступления9, однако эта общая линия выдерживается правоприменителями не всегда. Нами обнаружено несколько судебных решений, в которых фактическому организатору преступления была ошибочно дана юридическая оценка как подстрекателю.

В частности, М. была осуждена по ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а В. — по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за преступление, совершенное при следующих обстоятельствах. Тяготясь своей дочерью О., которая злоупотребляла спиртными напитками и вела аморальный образ жизни, М. решила убить ее, для чего подыскала исполнителя В. и разработала план совершения преступления. В соответствии с планом М. должна была заманить О. в дом к их знакомой П., а В., предварительно подмешав О. клофелин, — совершить ее убийство. Реализуя свой замысел, М. уговорила О. поехать в гости к П., у которой они распивали принесенное М. спиртное до тех пор, пока О. не заснула. После этого М. ушла, а В. оттащила О. в располагавшийся неподалеку овраг, где задушила ее. Содеянное М. суд расценил как подстрекательство к преступлению10.

На наш взгляд, данная квалификация является неверной. Роль М. в убийстве О. не была ограничена приисканием исполнительницы В. и склонением ее к участию в преступлении, что характерно для подстрекательства. Ею также был разработан план действий и оказано содействие в его осуществлении. Заманив О. на место совершения преступления и приведя ее в состояние опьянения, М. тем самым устранила препятствия к совершению преступления. Поэтому содеянное М. образует сумму подстрекательских и пособнических действий, которую надлежит квалифицировать как организацию преступления.

8 Уголовное дело № 1-67/10 // Архив Дзержинского районного суда г Оренбурга.

9 Уголовное дело № 2-29/07; 2-30/08; 2-32/08 // Архив Оренбургского областного суда.

10 Уголовное дело № 2-148/04 // Архив Оренбургского областного суда.

cyberleninka.ru