Стой! Или бабушка будет стрелять

Дискуссия о праве свободного ношения оружия является одной из самых жарких в России. Но проблема самообороны в РФ заключается даже не в ношении оружия, а в том, что, в сущности, все кодексы защищают не жертву, а преступника. Так, например, на тебя нападает преступник (непонятно с какими намерениями), а ты должен думать, как бы не причинить ему вред!

Споры о праве человека на гражданское оружие для самообороны, защиты своей жизни и собственности не утихают с 1991 года. К сожалению, 99 процентов полемики сводится к вопросу о праве гражданина ходить с пистолетом по улице.

Почему-то никто не обращает внимание на то, что наше законодательство сурово пресекает любую (!) эффективную попытку самозащиты, самообороны. Предположим, на вас, жену или ребенка напал пьяный хулиган. Вы толкнули его, он упал затылком на асфальт — и вы за решеткой. Я не хочу фантазировать, посмотрите СМИ. Вот на дачный участок в отсутствие хозяев грабительница сделала подкоп и была порвана собаками. Собак усыпили, хозяин в тюрьме.

По мнению наших правоохранителей, собаки не должны защищать своих хозяев и их имущество. Они должны вести себя так, как, например, одна колли, бегавшая вокруг и вилявшая хвостом, пока маньяк насиловал и душил ее хозяйку. Окажись на ее месте среднеазиатская овчарка, серийный убийца был бы взят немедленно за горло, и еще два десятка женщин остались бы живы. Зато хозяйка овчарки пошла бы под суд.

Простой человек не имеет права даже на эффективное ограждение своего дома или дачи. В Москве и области тысячи государственных и частных контор, а также домов «новых русских» имеют на заборах спираль Бруно. А вот простой инженер или врач за спираль Бруно на своих шести сотках отправится за решетку. Я сам был свидетелем, как в подмосковной Купавне к хозяину шести соток пришли пьяные соседи и потребовали снять с забора обычную колючую проволоку: «У нас дети! А вдруг поранятся! Не уберешь — хату спалим!»

В РФ сложилась чудовищная ситуация, когда и правоохранители, и судьи не пытаются разобраться, кто жертва, а кто преступник, а виноватым оказывается тот, кто причинил больший «вред здоровью».

Вот нашумевшее дело о стрельбе из травматического пистолета в московском метро. Почему нашумевшее? Да только потому, что стреляли в метро и в центре Москвы. Виновата ли стрелявшая студентка Александра Лодкова? Я не знаю, потому что суд даже не пытался установить, кто на кого напал. Если Лодкова и ее друзья напали на пострадавших, то их всех надо судить на полную катушку. А в случае нападения пострадавших, Лодковой надо если не почетную грамоту давать, то уж точно отпустить с миром.

А вот типичная ситуация, которую описывали даже советские газеты. Поздний вечер, полупустая электричка. Шпана пристает к одинокой девушке, глумится, а то и публично насилует ее. Сидящие в вагоне мужчины что-то внимательно рассматривают в окнах. Женщины возмущаются: «Рыцари перевелись!» Не менее типичная ситуация: ночь, дача, за окном слышны пьяные крики — кто-то ломает забор, яблони, кусты. Жена и дети жмутся к отцу, а у него холодеют от страха руки, и он лихорадочно ищет валидол.

Наши законы о самообороне разрушают не только семьи, но и экономику, и само государство. Вспомним, что все «цветные революции» происходили исключительно в странах с невооруженным и затерроризированном властями населением. Все «цветные революции» проходят по одинаковой схеме: небольшая группа хорошо организованных и вооруженных людей захватывает власть в стране, при оцепенении 90 процентов населения, осуждающего переворот. Вопрос лишь в том, сколько заплатить или как запугать десяток генералов-силовиков.

Кстати, это было и раньше. Почему в 1991 году в Нарве (90 процентов русских) и Даугавпилсе (русском городе Двинске с 80-процентным русским населением) власть захватили националисты? Да потому что они были прекрасно организованы и вооружены, а русские разобщены и запуганы советскими правоохранительными органами.

То же с экономикой. У моей жены есть подруга Ольга. В 1991 году у нее случилось две трагедии — погиб в ДТП муж и распалось НИИ, где она служила инженером. Но она взяла себя в руки, начала торговать мороженым, цветами, скопила какие-то деньги и стала торговать дорогой косметикой.

Но вот прямо на улице к ее лотку подошел здоровый бугай, взял всю лучшую косметику и спокойно вразвалочку ушел. Ольга попала в психиатрическую больницу, вышла оттуда с инвалидностью. Больше она не работает и вместе с сыном и 80-летней матерью ведет жалкое существование.

Фактически бугай убил целую семью. Кем он сейчас стал? Ученым? Квалифицированным рабочим? Фермером? А, может быть, он продолжил свою «карьеру» и дальше грабит и убивает?

А если бы Ольга применила бы самооборону, достала ржавый наган и выпустила в спину бугаю весь барабан? Вот тогда бы она стала опасным уголовным преступником.

Заглянем в Уголовный кодекс РФ, в статью о самообороне. Новая редакция статьи 37 УК РФ разрешает тому, кто защищается, причинить любой вред нападающему — при условии, что нападение сопряжено с насилием, опасным для жизни. Не искушенный в юриспруденции (а особенно — в судебной практике) человек решит, что в законе все написано предельно четко и ясно. Такие утверждения часто встречаются и в СМИ.

На самом деле это не вовсе так! В статье 37 имеется большая неопределенность именно там, где неспециалист решит, что все как раз в полном порядке, просто и ясно.

«Насилие, опасное для жизни». В статье 37 не говорится о критериях, в соответствии с которыми можно определить (и будет определяться судом), какое именно насилие опасно для жизни, а какое — не опасно. А раз нет четко прописанных положений, не будет и единообразного толкования (и применения судами) этой «буквы закона». И как раньше судья по своему усмотрению устанавливал, было ли превышение пределов необходимой самообороны, так и теперь он будет решать, была ли угроза для жизни жертвы.

Кто написал подобную чушь? Может ли человек, не имеющий юридического образования, да еще в стрессовой обстановке, когда над ним занесен кулак или железный прут, точно определить, опасен ли он для его жизни, или дело ограничиться лишь травмами? Ну, а если на глазах мужа или отца насилуют его жену или дочь? Так ведь если это делается «в неизвращенной форме», то заведомо не опасно для жизни!

А с другой стороны, следуя букве закона, человек с острой сердечной недостаточностью имеет право убивать каждого, кто на него лезет с кулаками. Ведь удар кулаком в лицо даже средней силы реально может его лишить жизни.

Наши ученые мужи уже 20 лет спорят, был ли у России альтернативный бандитскому капитализму путь развития экономики. Господа, поинтересуйтесь ситуацией на Птичьем рынке в центре Москвы в конце 90-х. Там торговцы аквариумными рыбками еще в советское время «отстегивали» рэкетирам. После 1991 года возрос лишь процент «дани».

Но вот в конце 90-х нам с женой пришлось продавать щенков на Птичьем рынке. Я из журналистского любопытства стал спрашивать людей в «собачьем секторе», кому и сколько они платят. Меня никто не понял. Лишь одна дама рассказала, что где-то в 1992 году четверо «крутых» потребовали с собачников «дань». Ну, а рядом со щенками для рекламы стояли и производители — здоровенные кобели «азиаты» и «кавказцы». И их немедленно спустили с поводков. Трое рэкетиров успели махнуть через забор, а в сбитого с ног четвертого вцепилась вся свора. Дама немедленно ретировалась, чтобы не попасть в свидетели.

Несколько упрощая, могу сказать, что наша экономика при свободной продаже оружия и соответствующих законах могла бы пойти по цивилизованному пути «собачьего ряда». Но пошла она по линии «рыбного ряда», и мы имеем то, что имеем.

В романе «Живые и мертвые» комбриг Серпилин говорит: «Я не хочу слышать о диверсантах. Там, где правильно несется караульная служба, никаких диверсантов быть не может».

Я перефразирую его: «Там, где охрана предприятия вооружена автоматами Калашникова и имеет право стрелять по нападающим, никаких рейдерских захватов предприятий физически быть не может». Пятеро автоматчиков могут пару часов защищать здание даже от сотни людей с легким стрелковым оружием, и без гранатометов и минометов их просто не взять.

Но давайте послушаем противников самообороны и вооруженного сопротивления преступникам. Все их доводы анекдотичны. Мне все не хватает времени написать книгу «Как научиться лгать» — пособие для журналистов, неверных жен и дипломатов. Все содержание книги — аргументы противников оружия и маленькие комментарии.

Коронный аргумент: преступник всегда вооружен лучше вас и лучше владеет оружием. Шансов противоборствовать у жертвы нет. Святая правда! Личное оружие не защитит ни от снайперской винтовки, ни от дистанционной мины. Но кто будет их использовать против простого инженера или врача? Насильник и хулиган предпочитает глумиться над живым человеком. Другой вопрос, что, войдя в раж, они могут его и убить. Так что первые пули очередью — за жертвой, и «Стечкин» или «Беретта» с флажком «на автомат» гарантированно остановят преступника, даже если стрелок плохо видит и стреляет первый раз.

Правоохранители и депутаты Думы обожают ссылаться на Станиславского: «Если ружье висит на сцене в первом акте, то в третьем оно выстрелит». Но это театр. Если ружье не выстрелит с антракта третьего акта, публика повалит домой, не ожидая четвертого акта. А в дом, где висит ружье, и живет хозяин, готовый в любой момент пустить его в ход, вряд ли когда-нибудь кто-нибудь полезет.

Удивительно, что знания по физике судейских, руководства МВД и наших депутатов застыли где-то на уровне конца XVIII века. Почему до них не доходит, что помимо биометрических замков и кредитных карточек можно сделать биометрический предохранитель на гражданском пистолете. Таким образом, пользоваться им сможет только хозяин. А все остальные, от деток до преступников, смогут им лишь колоть орехи. Зато и владелец не сможет отбрехиваться, что у него украли пистолет и стреляли из него.

А почему на пистолет, травматический или обычный, не поставить видеорегистратор? Он должен работать не несколько часов, как в автомобиле, а лишь несколько секунд до выстрела и после. Это качество дает возможность предельно уменьшить его весогабаритные характеристики, зато резко усилить разрешение и поставить вспышку на несколько секунд на случай действия в темноте.

К травматическому пистолету «Оса» принят светошумовой патрон. Но его действие так слабо (сам стрелял неоднократно), что может напугать лишь пенсионерку, да и то не всякую. Почему не увеличить его мощность хотя бы на порядок? Преступник не получит даже царапины и сможет до конца жизни работать на «стройках антикоммунизма».

По тому же принципу можно сделать и всевозможные защитные светошумовые устройства в домах и автомобилях. Ну, получит грабитель «производственную травму» и до конца жизни будет заикаться — сам виноват! Нужно было нервы подлечить, прежде чем идти «на дело».

Почему нельзя в домах и в других местах оборудовать баллончики, разбрызгивающие нестираемую краску. А, может, наоборот, брызгающие жидкость без цвета и запаха. Однако благодаря ей и специальным датчикам у турникетов преступник будет задержан в метро, на вокзалах, в аэропортах и т. д. Да и просто участковый может пройтись по домам с датчиком и проверить подозреваемых.

На дворе XXI век. Ученые могут создать для борьбы с преступниками самые фантастические устройства. Увы, ничего этого не делается.

www.pravda.ru

Право на самооборону. Как защитить себя и не сесть в тюрьму

Общественный деятель Мария Бутина о том, почему, защищая свою собственную жизнь, люди часто попадают за решётку и о допустимой самообороне.

На первый взгляд, в ситуации, когда на вас кто-то нападает, а вы обороняетесь, всё просто. Нападающий — виновен и должен понести наказание. Однако истории, когда, защищая себя или своих близких, человек сам попадает в тюрьму, — не редкость для нашей страны. Почему самооборона превращается в «умышленное причинение вреда здоровью» и как дать отпор обидчику и при этом не оказаться за решёткой, АиФ.ru рассказала председатель правления общественной организации «Право на оружие» Мария Бутина.

Абсурд, не так ли?

Наталья Кожина, АиФ.ru: Мария, сегодня есть различные средства самообороны — газовый баллончик, травматический пистолет, электрошокер. На ваш взгляд, чем лучше вооружиться и стоит ли это делать, поскольку иногда использование подобных средств может привести вас в тюрьму?

Мария Бутина: Во всей мировой практике самое эффективное оружие для самообороны — пистолет. Вариации вроде бейсбольных бит, дубинок, шокеров, газовых баллончиков и прочей утвари в самообороне себя не оправдывают по многим причинам. Например, газовый баллончик, применённый для самозащиты, если ветер дует в сторону защищающегося, отравит его самого. Задумайтесь, есть ли у вас время проверить направление ветра, когда на вас несётся разъярённый бугай? Шокеры имеют свойство разряжаться в самый неподходящий момент и замерзать при низких температурах, а ведь в те несколько секунд самообороны у вас только один шанс на выстрел.

Если всё так печально, стоит ли вообще предпринимать меры на случай нападения? Конечно! Статистика неумолимо говорит нам, что стратегия ненасилия в отношении напавшего бандита не работает. Человек, предпринимающий попытки к самозащите, выживает намного чаще, чем тот, кто выполняет требования нападавшего без сопротивления.

Криминогенная ситуация в России оставляет желать лучшего. Мы на первом в Европе месте по количеству убийств и в три раза «обгоняем» США по этому показателю с их супервооружённым обществом. Так что разоружение самообороне не помогает, а наоборот. Приобретать оружие стоит. Каждый из защищаемых нами в судах самооборонщиков говорил, что и представить себе не мог, что ему придётся защищать свою жизнь. Каждый твердил и верил, что с преступником можно договориться. Не договорились. Узнали себя?

Но, к сожалению, для граждан России пока самое эффективное оружие для самообороны — пистолеты и револьверы — недоступно по закону, так что остаётся довольствоваться травматикой или ОООП, как его называет новый закон. Интересно, что полицейских травматикой для борьбы с преступниками не вооружают, значит, по мнению законодателя, граждане встречают каких-то других, менее опасных преступников. Абсурд, не так ли?

— Что чаще всего россияне используют для самообороны?

— «Лидерами» среди предметов самообороны в России из-за запрета на пистолеты и револьверы, а также общей низкой распространённости гражданского оружия являются ключи, утюги, сковородки и, конечно, кухонные ножи. То есть то, что под рукой.

— Что такое допустимая самооборона, как не превысить её пределы?

— Допустимая оборона закреплена в статье 37 УК РФ. Она позволяет защищать себя и третьих лиц любыми средствами, и гражданин будет оправдан, если не было превышения пределов необходимой обороны.

Что же это за загадочные пределы? Российский закон говорит о соразмерности вреда и факте, что необходимая оборона должна быть от реальной опасности. И это закон. Тем не менее Верховный суд РФ в сентябре 2015 года в очередной раз разъяснил судам нижестоящей инстанции, что, если гражданин не смог объективно оценить нападение (темнота, погодные условия, неожиданность атаки), его действия не могут быть расценены как превышение пределов.

Универсального правила тут нет. Всё решает суд в каждом конкретном случае. Но из своей практики скажу, что статью за превышение необходимой обороны мы встречаем крайне редко, а когда это всё же происходит, человек имеет все шансы её переквалификации при правильно выстроенной линии защиты на полное оправдание. Чаще бывают крайние случаи — либо статья за умышленные действия, либо полное оправдание. Универсальный совет один — если самооборона случилась в вашей жизни, тщательно фиксируйте всё, что произошло, следите за своей речью и подписываемыми документами и готовьтесь к защите в суде.

— Как доказать, что вы находились в смертельной опасности, можно ли отнести к смертельной опасности попытку изнасилования?

— Как бы ни был банален ответ: говорить правду. Считали ли вы, что нападение грозит вам смертельными увечьями? В изнасилованиях, например, преступник в более чем 90% случаев убивает жертву, поскольку боится, что она расскажет о произошедшем. Так что угроза вполне реальна.

— Если человек нападает на вас с ножом, а вы для защиты используете пистолет, это допустимая самооборона или нет? По сути, вы изначально находитесь в более «выигрышном» положении.

— В статье о необходимой обороне ничего не сказано о средствах защиты и их мощности. Вам разрешено использовать для самообороны всё, чем вы располагаете в момент нападения. Однако стоит иметь в виду, что преследование преступника после окончания его посягательства на вас законом не будет расценено как самооборона, это уже другая статья, и за это вы понесёте наказание, ведь угроза уже миновала.

Важные нюансы

— Мария, действительно ли, если атаковавший преступник находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, то велика вероятность, что защищавшегося оправдают? Но при этом действует и обратная ситуация, если защищающийся был нетрезв, то, скорее всего, его признают виновным?

— Это скорее слухи, чем правда. Конечно, субъективное мнение судьи всегда играет роль на процессе, однако закон есть закон. Он не обвиняет людей за состояние алкогольного опьянения. Наказанию подлежат неправомерные действия, например, согласно последним поправкам к закону «Об оружии», его владельцу запрещается носить травматическое оружие, например, в ряде учреждений, в том числе в местах общепита, где происходит торговля алкоголем. Также владельцу оружия теперь запрещено ношение оружия, если он выпил. Ещё одна простая, но многим знакомая аналогия: вождение автомобиля в нетрезвом виде — правонарушение, а само по себе опьянение — нет.

— В каком случае суд делает скидку на состояние аффекта в отношении защищающегося человека?

— Как и в любой другой ситуации, в самообороне есть понятие «состояние аффекта». Я бы не сказала, что это даёт «скидки», это скорее констатация факта состояния. Аффект в самообороне будет ровно тем же, чем он является в уголовном праве, а именно — «особым эмоциональным состоянием человека, вспышкой эмоций, бурно протекающей, возникающей внезапно и длящейся кратковременно». При этом человек испытывает изменение сознания, нарушается волевой контроль за действиями.

— Часто бывает так, что в полицию первым приходит не пострадавший, а нападавший, которому дали отпор, почему в этой ситуации так важно опередить его?

— Как гласит известная пословица: «Незнание закона не освобождает от ответственности». В интересах самооборонщика закон знать. Владелец оружия тем более знать закон обязан. О случае применения оружия и о самообороне нужно сообщить в полицию, в ваших интересах, чтобы ваша версия была первой.

Ситуации, когда нападавший получает «фору», первым обратившись в правоохранительные органы и рассказав свою версию произошедшего, к несчастью, типичны. В своей практике я встречала случай в Воронеже, когда 3 вооружённых грабителя, напав в масках и с нелегальным оружием на семью, после того как отец семейства дал им отпор голыми руками, заявились в участок и рассказали, что мужчина на них вероломно сам напал. Дело было решено в пользу самооборонщика, но именно благодаря верной координации действий.

Говорите правду!

— Мария, давайте рассмотрим такую ситуацию: ночью к вам в дом врываются незнакомые люди, что делать в этой ситуации? Как правильно реагировать?

— О такой ситуации нужно думать заранее и приобрести средства для самообороны. Дома, по закону об оружии, можно хранить длинноствольное гладкоствольное оружие, проще говоря, ружьё. Одинокого гражданина, не приобретающего оружие, ещё можно понять: самозащита — дело лично каждого, а вот семьянин оружие иметь просто обязан. Что будет делать отец семейства, если на его жену и детей нападут? Конечно, защищать их любыми средствами. Только вот с оружием будет эффективнее.

Если нападение всё-таки случилось. Закон гласит, что, прежде чем стрелять, нужно предупредить нападающих об угрозе применения оружия, однако если этого сделать нет времени или нападение неожиданное, то гражданин может защищаться сразу.

— Допустим, защищаясь, вы убили или травмировали нападавшего. Кому звонить в первую очередь?

— Вне сомнений — в скорую помощь! Первая и главная ваша обязанность — это оказать помощь раненым, вне зависимости от их отношения к вам: будь то ваш друг, свидетель или сам нападающий, не важно. Нужно быть аккуратным с оказанием доврачебной помощи. Если вы не уверены в своих способностях, пробовать я не рекомендую, можно значительно ухудшить состояние человека неумелыми действиями.

Далее должен последовать звонок в полицию (для владельцев оружия закон устанавливает 24 часа на обращение о применении оружия), затем, в идеале, адвокату, если таковой есть. Как минимум позвоните родственникам или друзьям. Ситуация самообороны — всегда шок, потрясение. Поддержка вам очень поможет психологически. Постарайтесь также записать контакты свидетелей произошедшего, если таковые есть вокруг, составить схему места. Сейчас у всех есть камеры в мобильных телефонах — зафиксируйте всё на видео и ждите полицию.

— А как вести себя в суде?

— В суде рассказывайте правду. С грамотным адвокатом шансы, конечно, выше. Однако, если вы чувствуете, что дело принимает обвинительный уклон, — обращайтесь к общественности и в СМИ, рассказывайте о своём случае. Не реагируйте на призывы обвинителей «всё решить тихо и без шума», я в своей практике видела массу случаев, когда, поддавшись на такие уговоры, человек в конечном итоге отправлялся в тюрьму.

— Как в итоге защититься от нападающего и не сесть в тюрьму?

— Первое, закон нужно знать. Второе, его нужно соблюдать. Третье, не бояться публичности. Четвёртое, готовиться защищать свои права.

— Мария, как, на ваш взгляд, нужно изменить закон, чтобы он действовал в пользу защищающихся людей?

— Это скорее вопрос не к законодательству, а к правоприменительной практике. Уголовный кодекс РФ даёт право гражданину защищать себя и третьих лиц от нападения любыми доступными средствами, однако прокуратура и суд редко встают на сторону защищавшегося. Так, вместо признания необходимой обороны за гражданином мы видим приговоры за «умышленное причинение вреда здоровью», обвинения в умышленном убийстве или превышение пределов необходимой обороны.

В такой ситуации хоть сто раз перепиши закон, ситуацию поменять это не поможет. Нужны другие методы. А если точнее, нужно, чтобы правоприменитель наконец повернулся лицом к самооборонщику, признав его права на защиту.

Единственное, что я бы добавила в закон о необходимой обороне — это право на защиту своего дома, или, как его ещё называют — концепция «Мой дом — моя крепость», чтобы дом стал неприкосновенной собственностью. Такая концепция гласит: если в дом врываются преступники, гражданин не обязан ждать от них реальной угрозы, промедление очень часто смертельно, а сразу может применять оружие. Сегодня «Мой дом — моя крепость» успешно работает в Италии, США и других странах, но пока что не у нас.

www.aif.ru

Законы о самообороне в россии

Взываю к силе пикабу!

Что может помешать двум взрослым состоявшимся мужчинам культурно отдохнуть в Рождественскую ночь в каком-нибудь бильярдном клубе?

Полтора литра водочки на двоих, закуски с пылу с жару, в дополнение- прохладное разливное пиво, и все это под приятные и милые сердцу стуки бильярдных шаров. Казалось бы, вечер

удался на славу! Но подождите, как же культурный отдых, и без сна за праздничным столом? 2,66 промилле — не помеха.

Помехой стали те НЕлюди, что посмели потревожить сон, испортить праздник, попросить уйти. Какое дело до того, что персоналу нужно закрываться, убирать всё, чистить мыть? Ведь отдых, сон, и эго — достаточно причин, которые задеты просьбой покинуть заведение. Ну тут, конечно, стоит упомянуть, что без «легкого» дебоша перед сном не обошлось (об этом ниже).

Так вот, в чём самый сок?

Представьте себе парня, 19 лет, допустим А. Работает себе официантом в этом клубе бильярдистов, чистит кии (это те, что для бильярда), убирается, одним словом.

И тут, буквально в нескольких шагах, два пьяных в дюбель тела начинают матом крыть весь персонал, включая девушку администратора, что тоже попыталась урегулировать конфликт. Решив помочь персоналу, парень тоже вежливо попросил их уйти, за что был выбран целью (как самый младший из сотрудников).

Два пьяных, взрослых мужика, один из них со стеклянным графином в руке, с угрозами, не скупясь на выражения, двигаются на молодого парня с кием в руке. Оттолкнув девушку-администратора, которая пыталась защитить А. от угрозы, один из них замахивается графином и продолжет с угрозами двигаться в сторону парня.

А., испугавшись, начинает отступать, и отмахивается от нападавших тем самым кием. Попадает по голове нападавшему.

А вот тут самое интересное, начинает работать наш судебный аппарат:

Из материалов дела:

Произошло все 8 января. Дело по статье 111ч2 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) было возбуждено на основании справки из больницы.

Текст справки страшный. Очень. Но, Судебно-медицинская экспертиза была проведена только через месяц(!) и только на основании справки(!). Без осмотра самого потерпевшего, который выписался из больницы на 11-й день, а в первых числах февраля уже работал(водителем!).

Потерпевшему, чисто по-человечески, семья А. компенсировала расходы на лекарства и предлагала полное медицинское обследование с последующим лечением, которое потребуется.

Тот отказался и запросил компенсацию морального вреда, хотя был привлечён к административной ответственности за свои действия(пьяный дебош), дважды письменно частично признавал свою вину.

Том 1 л.д. 139-146, стороной защиты было заявлено ходатайство о назначении повторной судебной-медицинской экспертизы, с обоснованием необъективности первоначальной экспертизы и доводами о необходимости повторного исследования (один из которых в том, что экспертиза назначена 01.02.2016 года, а проведена спустя месяц – 29.02.2016).

Указанное ходатайство незаконно проигнорировано, не рассмотрено органами предварительного следствия, что позволяет подтвердить лишь то, что причиненный вред здоровью потерпевшему Козлову И.Г. может не являться тяжким, поскольку последний менее чем через месяц вышел на работу водителем (т.е. работал с источником повышенной опасности), а в больнице провел 11 дней.

Сторона защиты предложила компенсировать моральный вред по решению и в размере, которые назначит суд.

Экспертами в области психологии и психиатрии установлено, что подсудимый опасался за свою жизнь и здоровье и его поведение было обусловлено поведением потерпевшей стороны.(. )

Видеозапись с камер наблюдения подтверждает факт самообороны, как ответные действия на угрозу жизни.

Показания свидетелей защищающейся стороны судом не приняты, т.к. все свидетели — работники этого клуба, а их начальник — отец подсудимого.(АРГУМЕНТ . )

Парню дали РЕАЛЬНЫЙ срок 2 года лишения свободы. За самооборону. Местные следствие, прокуратура, судья, видимо очень хотели денег от отца подсудимого, потому, что

следствием было НЕЗАКОННО ПРОИГНОРИРОВАНО множество деталей, в том числе прошение о повторной экспертизе. Судья, предвзято оценившая парня, как «мажора», в попытке восстановить «социальную справедливость» и «проучить зазнавшегося», который посмел защитить себя ДО ТОГО, как его ударили стеклянным графином по голове, так же халатно отнеслась к делу, и рассматривала всё через призму своих ощущений, которые к делу не относились. (p.s. У парня масса положительных рекомендаций из всех возможных

источников, что уж говорить, если он, когда отдавал долг родине, будучи в армии, не участвовал ни в одной конфликтной ситуации!)

Сейчас парень А. находится в СИЗО, и ждёт рассмотрения апелляции, которую подали в МосГорСуд, и ему, на данный момент времени, грозит 2 года в колонии.

Несколько комментариев для минусов внизу!

Не топите пожалуйста, дайте выйти этому в горячее.

У меня лично (и у семьи А.) огромная просьба, ко всем, кто не равнодушен к этой ситуации, и несправедливости касаемо законов о самообороне в целом: Придайте огласке!

Любые репосты, упоминания, и пр. приветствуются (ссылки на всё по востребованию, в комментариях)!

Давайте вместе попытаемся восстановить справедливость, и завинтить слуг народа, которые чувствуют себя богами, на место!

pikabu.ru

Как защищают жизнь и имущество в Америке и Европе

Материал о проблемах самообороны в России вызвал живой отклик в соцсетях. Многие пользователи заявили о том, что пример в области защиты жизни, здоровья и имущества надо брать с других стран, в первую очередь с США. «Ридус» разобрался, как обстоят дела с необходимой самообороной в разных странах.

Американский вариант

Сторонники легализации огнестрельного оружия утверждают, что стоит только раздать короткостволы всем желающим, наше общество сразу же превратится в самое вежливое и законопослушное. Дескать, кто же рискнет нападать на потенциально вооруженного человека, и приводят в пример Америку.

На самом же деле вопрос самообороны в «самой демократической стране мира» не столь уж прост, да и законы сильно различаются от штата к штату.

Общее для всей страны в целом правило таково: человек имеет право применить силу при необходимости защитить себя или другого человека от противоправных насильственных действий. В случаях с применением «несмертельного насилия» (non-deadly force), человек должен четко осознавать, что применение силы было необходимым, чтобы избежать травм. Если используется «смертоносное насилие» (deadly force), «самооборонец» в суде должен будет доказать, что ему пришлось применить, например, тот же огнестрел из-за серьезных угроз тяжелых травм или риска для жизни.

Стоит отметить, что в некоторых случаях право на самооборону имеет даже агрессор. Вот пример такой ситуации: взломщик забрался в дом. Его заметил хозяин жилья и вышел к нему с оружием. Вор испугался и решил сбежать. Владелец имущества выстрелил ему в спину. После этого вор имеет полное право застрелить хозяина жилья: самооборона. Такое правило не действует лишь в Техасе.

Здесь надо подчеркнуть, что американский закон не столько защищает право на самооборону, сколько дает четкую линию защиты на суде. Самозащита используется адвокатами при обвинении в любом из видов убийства. Чтобы понять, насколько было правомерным использование летального оружия при самообороне, суды используют тест Норриса, состоящий из четырех пунктов.

  • Обороняющийся должен осознавать, что он применяет смертоносное насилие для предотвращения серьезных увечий или убийства себя или других. Это означает, что «самооборонец» обязан четко понимать, что его действия могут привести к смерти, и он к этому готов. Здесь стоит отметить, что смертоносное насилие — это любые действия, которые могут привести к смерти. Именно поэтому, с точки зрения американского права, нет никакой разницы между предупредительным выстрелом в потолок или смертельным ранением в голову. При самообороне у человека должен быть умысел на возможное убийство: обороняющийся применяет оружие осознанно, отдавая себе отчет, что может убить человека. Если же на суде он скажет, что не планировал никого убивать, то у него теряется право на самозащиту: ему просто инкриминируют убийство по неосторожности. Но в любом случае при самообороне человек имеет право стрелять, только будучи убежденным в обоснованности и необходимости убийства.
    • Обстоятельства должны подтверждать, что ситуация не оставила ничего другого, кроме как совершить обоснованное убийство. Такими обстоятельствами могут быть: наличие оружия у нападавшего, численный перевес агрессоров, силовое проникновение в дом (в некоторых штатах в машину или на место работы), диспропорция в физической силе у нападавшего и защищающегося.
    • Обвиняемый сам не является агрессором. Это значит, что стрелявший не только не имеет права первым выстрелить или дать подзатыльник, но даже как-либо спровоцировать нападавшего, иначе он потеряет право на самооборону. В этом случае происшествие будет квалифицировано как схватка равноправных участников или даже как нападение со стороны «жертвы». В учебнике для иллюстрации этого пункта приводят следующий пример: ситуация, когда обманутый муж пришел бить любовника своей жены. Побитый любовник, если он застрелит\покалечит рогоносца, пусть даже тот попытается порезать его на лоскуты, оправдаться самозащитой не сможет: адюльтер суд воспримет как чистую провокацию.
    • Если перевести данную ситуацию на российские реалии, то получится следующее: пьяные маргиналы ночью вам мешают спать криками или песнями. Спустившись, вы сделали им замечание, на что в ответ получили «травмы мягких тканей лица». Стрельба в этом случае самообороной являться не будет: налицо провокация громко отдыхающих граждан замечаниями.

    • Использование силы должно быть пропорционально агрессии. Смертоносное насилие не может быть применено для защиты собственности, за исключением защиты дома от поджога, что приравнивается к попытке силового проникновения, или для защиты себя от незначительного ущерба.
    • В случае, если все четыре пункта удовлетворены, самооборона является обоснованной. Если подтверждаются лишь два первых пункта, стрелявшего обвинят в умышленном убийстве. Если любой из двух первых пунктов не подтвердится, то обвинения будут куда более суровыми: запланированное убийство первой или второй степени.

      Помимо этого, использование оружия в США регламентировано тремя основными доктринами.

      Стой на своем месте (Stay Your Ground)

      Это правило действует в Америке с 1896 года, иногда его еще называют «стреляй первым». На сегодняшний день оно утверждено законодательно с некоторыми отличиями в 32 штатах.

      Вкратце эта доктрина звучит так: человек, не участвующий в совершении преступления, имеет право в любом месте применить летальное оружие против другого человека вне зависимости от того, имеет ли он возможность убежать, если он убежден, что огонь на поражение необходим для того, чтобы предотвратить неминуемую смерть, тяжкие телесные повреждения или сексуальное насилие в отношении себя или другого лица.

      Стоит отметить, что эта доктрина не раз подвергалась резкой критике. В 2013-м с призывом изменить данную правовую норму выступил генпрокурор США Эрик Холдер. По мнению многих экспертов, правило «стреляй первым» приводит к увеличению насилия. Например, большинство владельцев оружия из США признались, что предпочли бы убить, а не ранить агрессора: меньше свидетелей — меньше проблем. Кроме того, вооруженные «самооборонцы» нередко превращаются в настоящих палачей, старательно мучающих своих жертв.

      Необходимость отступления (Duty To Retreat)

      В некоторых штатах использовать смертоносное насилие можно лишь в тех случаях, когда нет возможности бежать или отступление связано с рисками для жизни и здоровья.

      Доктрина крепости (Castle Doctrine)

      Согласно данной доктрине, место жительства американца неприкосновенно. Домовладелец имеет право атаковать вторгшихся на его территорию любыми средствами для защиты себя и других людей или собственности. Конечно, это не означает, что в Америке можно застрелить любого ворвавшегося в дом: тест Норриса никто не отменял.

      Правоприменение доктрины крепости сильно различается от штата к штату. В Нью-Йорке, например, домовладелец не имеет права применять смертоносное насилие, если у него есть возможность бегства из собственного жилья. В Огайо понятие «крепости» переносится даже на автомобиль: могут пристрелить за попытку угона. В Техасе расстрелом чревата даже кража сена из сарая.

      Принцип «крепости» используется во многих странах: Израиле, Чехии, Италии, Германии, Австралии, Канаде.

      Принять подобную инициативу предлагают и члены Общественной палаты РФ. «Если на жилище человека нападет группа лиц, применяя насилие, а он будет использовать любые средства для своей защиты и своих родных, на него автоматически должна распространяться презумпция невиновности. Сегодня он вынужден что-то доказывать, а по логике наоборот: если есть подозрения, должна доказываться вина. Человек не должен доказывать свою невиновность, если на его жилище совершен налет», — говорит один из авторов петиции «Мой дом — моя крепость» Дмитрий Галочкин.

      В целом, если абстрагироваться от «легалайза» огнестрельного оружия и доктрины крепости, то отличия между США и Россией в самообороне таковы.

      • Попытка изнасилования всегда позволяет применять любую степень защиты. Варианты вроде «защищаясь, ткнула ножиком насильника в живот и поехала в колонию» в США невозможны.
      • Классический гоп-стоп в темном переулке в духе «отдавай все деньги, или убью» также оправдывает применение смертоносного насилия. В этом случае на «самооборонца» играет внезапность нападения и невозможность адекватно оценить степень угрозы здоровью и жизни.
      • Отсутствует проблема соразмерности средств нападения и защиты: против профессиональных спортсменов «задохликам» можно использовать любые средства защиты.
      • Европейский вариант

        В Европе вопросы самообороны отличаются от страны к стране. Везде, где легализовано огнестрельное оружие, его можно применять для самозащиты в случае необходимости, которая также может быть разной.

        В Чехии, например, запрещено стрелять в убегающего грабителя в том случае, если он не успел ничего у вас похитить. Если же он пытается утащить любимый пуфик покойной бабушки — можно.

        Кроме того, в самой пивной стране мира есть понятие «явно несоразмерной защиты»: застрелить крадущих в саду яблоки подростков или пьянчужку, перелезающего через забор вашего участка без явно агрессивных намерений, не получится без правовых последствий. При этом в Чехии защищающийся имеет право стрелять первым. Ему не обязательно ждать атаки в свой адрес, особенно если нападающий известен своей агрессивностью.

        Гражданин Швеции имеет право на самооборону с оружием, если ему грозит неминуемая опасность жизни, здоровью или имуществу. Угрозы насилия, когда собственник, застав на месте преступления грабителей, пытается вернуть свое имущество, также являются достаточным основанием для открытия огня.

        Кроме того, в Швеции можно застрелить человека, пытающего ворваться в комнату, квартиру, дом или на катер. Кроме того, там можно стрелять в человека, отказавшегося покинуть ваше жилище, несмотря на все ваши просьбы.

        В УК Польши и Германии превышение пределов необходимой обороны не наказывается, если произошло из-за замешательства, страха или испуга, обусловленных нападением. В соответствии с § 32 Abs. 2 StGB необходимой обороной считается необходимая защита лица для того, чтобы предотвратить противоправное нападение, которое угрожает лицу в момент деяния.

        Во Франции закон о самозащите позволяет применять насилие, кроме умышленного убийства, против преступников и для защиты имущества. Согласно статье 122−6 УК Франции, «действовавшим в состоянии правомерной защиты считается тот, кто совершает действия с целью отразить проникновение ночью в жилище, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана или с целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж с насилием».

        До 1959 года французская судебная практика исходила из неопровержимого характера такой презумпции. Однако в 1959 году Кассационный суд Франции прямо высказался по этому вопросу, разъяснив, что такая законодательная презумпция «не имеет абсолютного и неопровержимого характера и может пошатнуться перед доказательством обратного».

        На этом «Ридус» не закрывает тему соизмеримости ответного насилия при самообороне. В следующем материале мы рассмотрим возможные варианты изменения и совершенствования российского законодательства с целью более четкого регламентирования насильственных действий граждан, направленных на защиту жизни, здоровья и имущества себя и других лиц от внешних посягательств.

        www.ridus.ru