ВОЗРАЖЕНИЕ НА ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о признании сделки по договору купли-продажи ничтожной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в соответствии с законом

От ответчика: ООО «ДИК Сервис»

Истец: Буланов Дмитрий Григорьевич

Третье лицо: Дмитриев В.И.

ДЕЛО № 2-6598/2015

о признании сделки по договору купли-продажи ничтожной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в соответствии с законом

В ответ на исковое заявление Буланова Дмитрия Григорьевича о признании сделки по договору купли-продажи ничтожной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки сообщаем следующее.

  • Как следует из разъяснения о применении статьи 169 ГК РФ, содержащегося в Определении Конституционного суда РФ от 8 июня 2004 года № 226-О, названная статья особо выделяет опасную для общества группу недействительных сделок — так называемые антисоциальные сделки, противоречащие основам правопорядка и нравственности, признает такие сделки ничтожными и определяет последствия их недействительности. По смыслу статьи 169 ГК РФ квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, то есть достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности.
  • Под основами правопорядка понимаются установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение соблюдения правовых предписаний и защиту прав и свобод граждан.

    Признаком такой сделки является также наличие хотя бы у одной стороны умысла, который выражается в осознании противоправности последствий сделки и желании или сознательном допущении их наступления. Наличие умысла должно быть доказано и не может носить предположительный характер.

    Материалами дела не подтверждается наличие у ответчика оспариваемой сделки умысла на передачу имущества с целью ухода от уплаты налогов и ответственности за нарушение налогового законодательства.

    Таким образом, сделка на основании ст. 170 ГК РФ не может быть признана мнимой, поскольку исполнение сделки свидетельствует о том, что она была направлена на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ), то есть на достижение определенного правового результата.

    Спорный договор заключен на добровольной основе между истцом и ответчиком, что соответствует требованиям статьи 154 ГК РФ.

    Как видно из материалов дела, сделка по продаже автомобиля была исполнена и повлекла именно те последствия, которые стороны намеревались создать — право собственности на имущество общества прекращены, а у истца возникли.

  • Истец предоставил в качестве доказательств документы составленные при участии частного детектива Ракусевича Игорья Петровича и заверенные им. Вместе с тем согласно выписке из Реестра выданных лицензий на частную детективную (сыскную) деятельность (Приложение № 1) распечатанную с официального сайта МВД РФ — https://mvd.ru/opendata/od11 в реестре нет частного детектива с такими данными.
  • В материалах дела также нет данных о статусе Ракусевича Игорья Петровича как индивидуального предпринимателя и выданной им лицензии на осуществление частной детективной деятельности.

    В соответствии с со ст. 60 ГПК РФ — Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

    Таким образом, на основании вышеизложенного данные документы являются недопустимым доказательством.

    В соответствии с Решением Пушкинского городского суда Московской области от 24 марта 2015 года по иску ответчика – ООО «ДИК Сервис» к истцу – Буланову Дмитрию Григорьевичу по гражданскому делу № 2-1699/2015

    М-460/2015 (Приложение № 2) договор купли-продажи от 19.04.2013 года признан заключенным, не оспаривался истцом и вынесено решение о взыскании с Буланова Дмитрия Григорьевича денежных средств за приобретенный автомобиль, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

    На основании Решения Пушкинского городского суда Московской области от 24 марта 2015 года выдан исполнительный лист от 01.07.2015 № ФС 002394804 и Судебным приставом исполнителем Пушкинского РОСП Московской области Барашовым А.С. вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства № 37475/15/50033-ИП от 25.07.2015.

    Таким образом, судом уже рассматривались обстоятельства заключения договора купли продажи № 31 от 19.04.2013 года и он признан заключенным.

    1. В исковом заявлении в качестве доказательства недействительности ничтожной сделки указано на те обстоятельства, что проданный автомобиль постоянно находился на стоянке арендованной ООО «ДИК Сервис» у ООО «СОНАР — Инвест» и им пользовались другие сотрудники ООО «ДИК Сервис». Данные обстоятельства не доказывают ничтожность сделки поскольку согласно выписке из ЕГРЮЛ и фактическим обстоятельствам истец является учредителем ООО «ДИК Сервис», а также являлся работником ООО «ДИК Сервис» в должности начальника станции технического обслуживания и соответственно мог и использовал автомобиль по своему усмотрению, в том числе в целях коммерческой деятельности.
    2. Таким образом, автомобиль был в личном пользовании истца, данные обстоятельства подтверждают и штрафы за нарушении ПДД выписанные на имя истца.

    3. Заявленные в ходатайстве свидетели являются заинтересованными лицами так Буланов Игорь племянник Буланова, Феоктистов не был сотрудником ДИКА, на данном этапе работает с Булановым в АЗС, Федоров бывший муж генерального директора Федоровой Е.
    4. В исковом заявлении указано, что истцом Булановым Д.Г. под залог автомобиля «Фиат Дукато» был взят займ у Зайцева Сергея Витальевича в размере 500 000 рублей.
    5. Данное обстоятельство лишь подтверждает тот факт, что автомобиль находился в личном пользовании Буланова Д.Г. поскольку займ был взят лично Булановым Д.Г. ответчик к этому займу не имеет никакого отношения, в пользу Общества данные денежные средства не передавались и им не использовались. Данный факт подтверждает и то обстоятельство, что Зайцев Сергей Витальевич является близким другом истца, крестным отцом его сына и его земляком, также в настоящее время Зайцев Сергей Витальевич проживает в одном доме с истцом Булановым Д.Г. по адресу Московская область город Пушкино, Московский проспект дом 57 это указано в ходатайстве о привлечении свидетелей.

    6. Действительность сделки подтверждается и тем, что в самом исковом заявлении указано, что истец Буланов Д.Г. лично получил денежные средства от покупателя Дмитриева Владимира Ивановича.
    7. На основании вышеизложенного считаем, что сделка по купле продажи автомобиля «Фиат Дукато» — договор купли-продажи № 31 от 19.04.2013 года является действительной и просим суд отказать истцу в заявленных исковых требованиях в полном объеме.

      Решение Пушкинского городского суда Московской области от 24 марта 2015 года по иску ответчика – ООО «ДИК Сервис» к истцу – Буланову Дмитрию Григорьевичу по гражданскому делу № 2-1699/2015

    М-460/2015.

  • Выписка из Реестра выданных лицензий на частную детективную (сыскную) деятельность (Приложение № 1) распечатанную с официального сайта МВД РФ — https://mvd.ru/opendata/od11.
  • Распечатка сведений с сайта ФССП об исполнительном производстве по постановлению о возбуждении исполнительного производства № 37475/15/50033-ИП от 25.07.2015.
  • Распечатка сведений из ЕГРЮЛ в отношении ООО «ДИК Сервис» от 05.11.2015 года с официального сайта ФНС РФ.
  • Заверенная копия Устава ООО «ДИК Сервис».
  • Заверенная копия Свидетельства о постановке на налоговый учет ООО «ДИК Сервис».
  • Заверенная копия Свидетельства о регистрации юридического лица ООО «ДИК Сервис».
  • Решение учредителей ООО «ДИК Сервис» об учреджении юридического лица.
  • Копия доверенности на представителя ООО «ДИК Сервис» Машенкова С.П.
  • Заверенная копия приказа об увольнении Буланова Дмитрия Григорьевича из ООО «ДИК Сервис».
  • Представитель истца по доверенности

    Машенков С.П. __________________ «06» ноября 2015 года

    Возражение на исковое заявление о признании сделки недействительной

    В Арбитражный суд Омской области

    Истец: Департамент недвижимости
    администрации г. Омска
    г. Омск-99, ул. Краснофлотская, 8;

    Ответчик: ИП О. В.
    г. Омск. ул. . д. . кв. ;

    Третье лицо: Администрация г. Омска
    г. Омск-99, ул. Гагарина, 34

    Отзыв на исковое заявление
    о признании недействительным договора купли-продажи

    Департаментом недвижимости администрации г. Омска заявлены исковые требования о признании недействительным договора купли-продажи №158 от 05.05.2004г., заключенного между Муниципальным унитарным предприятием города Омска «Город» и ИП О. В. С заявленными исковыми требованиями истца не согласны по следующим основаниям.

    1. Большая часть доводов истца в исковом заявлении сводится к оспариванию законности передачи собственником – муниципальным образованием г. Омск в хозяйственное ведение недвижимого имущества, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Красный путь, . муниципальному унитарному предприятию «Город». Однако истец просит суд признать притворным договор купли-продажи №158 от 05.05.2004г., полагая, что передача в хозяйственное ведение МУП «Город» недвижимого имущества, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Красный путь, . и последующая продажа этого имущества составляют элементы одной сделки.

    В соответствие со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают:

    1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

    2) из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;

    Таким образом, нужно различать возникновение прав и обязанностей из сделки и из актов государственных органов, так как в зависимости от оснований возникновения права различны и способы его защиты. В установленном законом порядке Распоряжение мэра от 27.04.2004г. №1214-р об исключении из реестра муниципальной казны недвижимого имущества: нежилых помещений, по адресу: г. Омск, ул. Красный Путь, . и передаче их на баланс муниципальному унитарному предприятию города Омска «Город» на праве хозяйственного ведения, недействительным признано не было. Однако в исковом заявлении истец приводит доводы, как ему кажется, обосновывающие незаконность передачи спорного имущества в хозяйственное ведение МУП «Город» (но не последующей сделки купли-продажи спорного нежилого помещения).

    2. Согласно ст. 170 ГК РФ притворная сделка — сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

    Таким образом, ГК РФ в качестве одного из признаков притворности сделки называет наличие воли обеих сторон на достижение соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно (Например, определение ВС РФ от 21 января 2002 года Дело N 18-В01-127).

    ИП О. В. имела намерение приобрести имущество у МУП «Город».

    Федеральный Закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» не регулирует отношения, возникающие при отчуждении государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными и муниципальными учреждениями имущества, закрепленного за ними в хозяйственном ведении или оперативном управлении (п.п.9, п.2, ст. 3 ФЗ №178).

    Часть 2 статьи 295 ГК РФ дает право предприятию с согласия собственника продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество.

    Согласие на отчуждение недвижимого имущества, закрепленного за муниципальными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения дает собственник на основании Решения Омского городского Совета от 4 октября 2000 г. N 306 «Об утверждении Положения «О порядке дачи согласия на отчуждение недвижимого имущества, закрепленного за муниципальными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения и муниципальными организациями на праве оперативного управления».

    Таким образом, если сделка совершена самим государственным или муниципальным предприятием, то в этом случае в соответствии с п.п. 9 п. 2 ст. 3 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» отношения, возникшие в результате такой сделки, не регулируются законодательством о приватизации. Такие действия муниципального предприятия по отчуждению муниципального имущества, представляют собой реализацию муниципальным предприятием прав по распоряжению закрепленным за ним имуществом в соответствии со ст. 294 ГК РФ . Указанные сделки должны соответствовать требованиям ст. 295 ГК РФ, ст. 18 Федерального закона Федеральный закон от 14.10.2002г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

    Приобретение спорной недвижимости ИП О. В. произошло в соответствие с вышеназванными нормами Законодательства, а также в соответствие с Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и Уставом города Омска.

    3. В исковом заявлении истец не указывает, какие нормы законодательства нарушены ответчиком при приобретении имущества у МУП «Город». Из искового заявления: «То есть воля МУП «Город» как стороны сделки в заключении и исполнении оспариваемой сделки фактически отсутствовала. Однако имелась воля Администрации г. Омска в реализации указанной сделки и получении исполнения по ней.

    Таким образом, фактически была осуществлена приватизация муниципального имущества путем передачи объекта в хозяйственное ведение МУП «Город» и последующей продажи его третьему лицу по рыночной стоимости». При этом истец просит суд признать недействительной только сделку купли-продажи, сторонами которой являлись МУП г. Омска «Город» и ИП О. В., ссылаясь на то, что эта сделка является притворной. Какова же тогда роль ответчика (покупателя) именно в формировании воли Администрации г. Омска на заключение сделки купли-продажи спорного имущества? Требуя признать притворной лишь сделку купли-продажи спорного имущества, истец должен различать возникшие правоотношения между: 1. собственник – МУП; и 2. МУП – покупатель и исходя из этого указать на действия сторон сделки (оспариваемой купли-продажи), которые реально совершены сторонами для прикрытия иной сделки.

    «Из смысла части 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что прикрываемая сделка не может существовать открыто в виде отдельно оформленного документа. Употребленные законодателем слова «прикрыть другую сделку» означают, что стороны скрывают сделку, которую в действительности имели в виду, прикрывая ее другой сделкой, а прикрываемая сделка скрыта «внутри» прикрывающей сделки.

    Совершая притворную сделку, стороны имеют целью реально исполнить ту сделку, которая прикрыта, и реально совершают действия, направленные на исполнение прикрываемой сделки.

    Например, прикрывая выдачей доверенности на управление автомобилем сделку по купле-продаже автомобиля, стороны реально исполняют сделку купли-продажи: одна сторона передает автомобиль, а другая уплачивает за него покупную цену.

    Поэтому, если суд посчитал, что в действительности стороны имели в виду сделку мены, следовало указать, какие действия реально совершены сторонами во исполнение сделки мены» (дело N КГ-А40/3967-05-А ФАС МО).

    Однако в исковом заявлении нет ни слова о действиях, совершенных ответчиком для «прикрытия» сделки приватизации.

    4. Кроме того, истец, заявляя о притворности сделки купли-продажи между МУП «Город» и ИП О. В., не учитывает, что по смыслу статьи 170 ГК РФ, стороны притворной сделки и стороны «прикрываемой» сделки должны быть одни и те же лица. Этот вывод находит подтверждение и в судебной практике.

    «В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворной является сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку; к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

    По смыслу изложенной нормы Кодекса критерием квалификации сделки как притворной является ее направленность — притворная сделка не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. При этом сделка, применительно к которой возник вопрос о ее притворном характере, должна быть имеющей место фактически, и, кроме того, сторонами притворной сделки, и сделки, которую сторону действительно имели в виду, должны быть одни и те же лица» (Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Омской области от 09 сентября 2002 г. N А-29/02).

    Таким образом, доказательств того, что сделка купли-продажи, сторонами которой являлись МУП г. Омска «Город» и О. В. является притворной нет и быть не может, а все доводы истца по поводу передачи спорного недвижимого имущества в хозяйственное ведение МУП г. Омска «Город» вообще не относятся к рассмотрению данного спора, так как предметом иска является признание недействительным договора купли-продажи, а не какой-то иной сделки. Конструкция, предложенная истцом, а именно попытка признания сделки притворной по мотиву отсутствия воли стороны договора вообще является абсурдной и не находит своего подтверждения ни в доктрине, ни в судебной практике.

    На основании изложенного,

    В удовлетворении исковых требований департамента недвижимости администрации г. Омска о признании недействительным договора купли-продажи №158 от 05.05.2004г., заключенного между Муниципальным унитарным предприятием города Омска «Город» и ИП О. В. отказать.

    Истец: ИП Астахова Ирина Владимировна
    Адрес уведомления (как указано в исковом заявлении):
    г. Омск, ул. Академика Павлова, д. 22

    Ответчик: Товарищество собственников жилья «Марс»
    г. Омск, ул. Пр. К. Маркса, 8

    ответчика по делу № А46-15360/2011

    отзыв на исковое заявление о признании сделки недействительной
    как совершенной под влиянием заблуждения

    Индивидуальный предприниматель Астахова И. В. обратилась с иском к ТСЖ «Марс» о признании договора № 02/06 от 01.02.2006г. недействительной сделкой, совершенной под влиянием заблуждения и взыскании 19 990 рублей.
    Требования истца незаконны и необоснованны и потому не подлежат удовлетворению судом по следующим основаниям.

    1. В соответствии со статьей 178 ГК РФ , сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

    Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

    По смыслу ч. 1 ст. 178 ГК РФ «сделкой, совершенной под влиянием заблуждения, признается сделка, в которой волеизъявление стороны не соответствует подлинной воле, то есть по такой сделке лицо получило не то, что хотело» (например: определение ВАС РФ от 4 октября 2010 г. N ВАС-12643/10).

    Предметом оспариваемого договора является предоставление Рекламораспространителю места для размещения средства наружной рекламы на фасаде дома проспект Маркса, 8.

    Срок действия договора определен сторонами с 01.02.2006г. по 01.02.2007г.

    Однако в соответствии с ч. 2 статьи 621 ГК РФ фактически отношения из договора № 02/06 от 01.02.2006г. ни в феврале 2007 года, ни позднее не прекращались, истец производил оплату до июня 2010 года, 10.01.2008г., 15.12.2008г. между сторонами были заключены дополнительные соглашения об изменении цены договора.

    09 февраля 2012г. собственниками дома № 8 по ул. Пр. Маркса, в г. Омске был составлен «Акт осмотра и обмера вывески». В непосредственной близости от входа в нежилое помещение, принадлежащее истцу, в котором располагается магазин «KORES», размещены на фасаде дома следующие контрукции:

    1) рекламная конструкция со стороны ул. Съездовской на уровне первого этажа в виде металлической конструкции синего цвета, содержащей надпись «ОБУВЬ KORES ITALY» (9,3 кв.м. x .15 кв. м.);

    2) рекламная конструкция на торцевой части здания, со стороны улиц Пр. К. Маркса и Съездовской на уровне второго этажа в виде металлической конструкции синего цвета, содержащей надпись «KORES» (7 кв. м. x 1,2 кв. м.) площадь — 8,4 кв. м.;

    3) рекламная конструкция со стороны ул. Пр. Маркса на уровне 1-го этажа в виде металлической конструкции синего цвета, содержащей надпись «KORES ОБУВЬ» (0,3 кв. м. x 7,4 кв. м.);

    4) рекламная конструкция со стороны ул. Съездовской на уровне первого этажа в виде плаката, содержащего надпись «SERGIO ROSSI», расположенный слева от входа в магазин, площадью 2,9 кв. м. (1,93 кв. м. x 1,5 кв. м.);

    5) вывеска в виде таблицы белого цвета содержащая информацию о режиме работы (часы работы) (40 см. x 60 см.).

    Из вышеперечисленных конструкций, размещенных на фасаде жилого дома № 8 по ул. Марска в г. Омске четыре являются рекламными, вывеска под № 5 является информационной, размещенной как того требует статья 9 закона «О защите прав потребителей» .

    Из паспорта рекламного места № 728-02 рм следует, что он был утвержден 30.05.2002г. (одно рекламное место и одно рекламное изображение) и фактически, как указано в письме Департамента имущественных отношений Администрации г. Омска, являлся разрешением на установку рекламной конструкции.

    20.09.2002г. заявитель просил департамент имущественных отношений согласовать проектный лист для размещения «вывески», которая представляла собой согласно изображениям в паспорте рекламного места № 728-02 рм рекламные конструкции, описанные в настоящем отзыве под номерами 1), 2), 3).

    Указанные три рекламные изображения были утверждены (согласно паспорту рекламного места) 30.09.2002г. директором департамента недвижимости г. Омска.

    Как следует из пометки на листе паспорта рекламного места «ЭСКИЗ РЕКЛАМНОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ», договор с департаментом недвижимости г. Омска был заключен Астаховой И. В. 10.10.2002г. Предметом данного договора очевидно являлось предоставление рекламного места для размещения конструкции, состоящей из самостоятельных трех рекламных вывесок, крепящихся к фасаду жилого дома. Ни одна из указанных трех вывесок не имеет площать 2,9 кв. м., равно как и общая площадь всех размещенных конструкций существенно превышает названную в договоре № 2/06, заключенном истицей с ТСЖ «Марс».

    Площадь 2,9 кв. м. имеет лишь одна рекламная конструкция, размещение которой истец не согласовывал с департаментом недвижимости г. Омска — рекламная конструкция со стороны ул. Съездовской на уровне первого этажа в виде плаката, содержащего надпись «SERGIO ROSSI», расположенного слева от входа в магазин.

    Очевидно, что стороны исходили из того, что согласование с департаментом недвижимости г. Омска эскизов трех рекламных конструкций, а также заключение договора истцом с департаментом, освобождает истца от получения разрешений со стороны собственников помещений многоквартирного жилого дома, поэтому предметом договора № 2/06 стало только одно рекламное место — под размещение конструкции, площадью 2,9 кв. м. За пользование иными частями общего имущества для целей размещения рекламных конструкций (№№ 1), 2), 3) в настоящем отзыве) истица никогда оплату не вносила в связи с чем неосновательно сберегала денежные средства (неосновательно обогащалась).

    Обязательства по договору № 02/06 от 01.02.2006г. а также дополнительным соглашениям к нему (последнее подписано 15.12.2008г.) на момент заключения соответствовали требованиям законодательства, исполнялись сторонами более 4 лет.

    В связи с вышеуказанным, полагаем, что Договор № 02/06 от 01.02.2006г. является заключенным, действительным и действующим на момент рассмотрения настоящего спора Арбитражным судом Омской области.
    Следует отметить также следующее.

    Согласно правовой позиции ВАС РФ, высказанной в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении», денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения.

    В любом случае (если исходить из неверного предположения о недействительности или незаключенности договора № 02/06 от 01.02.2006г.) размер уплоченных истом по договору № 02/06 денежных средств не превышает размер причитающегося собственнику имущества возмещения. В подтверждение данного довода прилагаем соответствующие договоры по состоянию на 2008, 2010 год заключенные с владельцами аналогичных рекламных конструкций размещенных на одном из жилых домов по ул. Пр. К. Маркса в г. Омске (цена за пользование 1 метром фасада здания от 990 рублей до 1090 рублей, тогда как истица оплачивала с января 2009 года — 472 рубля за пользование 1 кв. м. фасада).

    2. В части доводов истца о том, что используемая ответчиком часть общего имущества не превышает его долю в этом имуществе, противоречит статье 37 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой собственник помещения не вправе осуществлять выдел в натуре своей доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

    Необходимость достижения соглашения участников долевой собственности по поводу владения и пользования общим имуществом обусловлена тем обстоятельством, что вне зависимости от размера долей в праве собственности правомочия собственников являются по объему равными. Использование части общего имущества (внешних несущих конструкций дома) одним из собственников для целей размещения рекламы в отсутствие согласия на такое использование собственников помещений дома влечет невозможность пользования данным конструктивным элементом здания другими собственниками (в отличие, например, от пользования собственником помещения лестницами, лифтами, лестничными маршами для целей прохода к находящемуся в собственности помещению — в этом случае иные собственники не лишаются права пользования общим имуществом).

    Общее имущество собственников помещений является единым, неделимым объектом. Наружные стены здания не могут быть признаны частью (продолжением) помещения, расположенного непосредственно за стеной, не подлежат индивидуализации, делению, разграничению между отдельными собственниками помещений в здании. Наружные стены являются конструктивным элементом составной сложной вещи, которую представляет собой многоквартирный жилой дом, и не могут быть объектом какого-либо вещного права отдельного собственника помещения, за исключением права общей долевой собственности всех собственников помещений в доме.

    Пункт 4 статьи 36 ЖК РФ содержит норму, которая конкретизирует правило пункта 1 статьи 247 ГК РФ, устанавливающее монополию собственников в отношении пользования общим имуществом в многоквартирном доме. Соглашение участников долевой собственности по пользованию некоторыми элементами, образующими общее имущество, должно оформляться специальным решением, принимаемым на общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме.

    Пункт 2 статьи 247 Гражданского кодекса Российской Федерации о праве участника общей долевой собственности на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, не распространяется на объекты общего имущества в многоквартирном доме, поскольку права отдельного собственника ограничены в целях обеспечения прав и законных интересов всех участников долевой собственности, а также в силу специфики объектов общего имущества, предназначенных для обслуживания единого комплекса недвижимого имущества, то есть для обслуживания интересов более одного собственника.

    Указанная позиция нашла отражение в следующих судебных актах: постановление ФАС Поволжского округа от 19 апреля 2010 г. по делу N А57-2524/2009, определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N ВАС-11433/10, постановление Пятнадцатого ААС от 12 ноября 2010 года 15АП-1065/2010, по делу № А53-6894/2010, постановление Четвертого ААС от 30 августа 2010 года по делу № А19-2604/2010).

    На основании изложенного, прошу суд в удовлетворении требований Астаховой И. В. отказать.

    Приложение:
    1. акт осмотра и обмера вывески от 09 декабря 2012г. с приложениями — фотокопиями рекламных изображений, размещенных на фасаде жилого дома № 8 по Пр. К. Марска в г. Омске;
    2. копия договора от 24.02.2010г. «об оказании услуг № 3200142974»;
    3. копия договора №1 от 29 декабря 2008г. с дополнительным соглашением от 01 января 2010 года «возмездного оказания услуг по размещению рекламного места».

    Представитель по доверенности ________________ / _________________/

    logos-pravo.ru

    г. Москвы

    107005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 32

    ФИО АДРЕС

    Истцом по гражданскому делу является:

    Конкурсный управляющий КБ

    «Московский капитал» (ООО)

    по страхованию вкладов»

    109240, г. Москва,

    Ответчиком по гражданскому делу является: КБ «Московский»

    105318, г. Москва, ул. Ткацкая, д.

    Почтовый адрес: 115088,

    на исковое заявление о признании

    сделки недействительной

    15.03.2010 года истец предъявил ко мне исковые требования о признании сделки по принятию векселя к оплате, совершенной между мной и ответчиком от 12.11.2008 года на основании заявления на предъявление к оплате векселя ответчика № МК 04357 от 12.11.2008 года недействительной, о применении последствий недействительности сделки и обязании ответчика и меня возвратить друг другу все полученное по сделке:

    обязать меня вернуть ответчику денежные средства в размере 50 197 000 (пятидесяти миллионов ста девяноста семи тысяч) рублей;

    обязать ответчика выплатить в мою пользу номинальную стоимость векселя № МК 0004357 в размере 50 197 000 (пятидесяти миллионов ста девяноста семи тысяч) рублей.

    Считаю предъявленные ко мне истцом исковые требования незаконными и необоснованными и подлежащими отклонению по следующим основаниям.

    В обоснование предъявленных ко мне исковых требований истец указывает, что я обратился к ответчику с заявлением на предъявление к оплате векселя № МК 0004357, а ответчик принял данную ценную бумагу и произвел по ней платеж.

    Вексель № МК 0004357 был предъявлен мной в счет погашения кредита, предоставленного мне на овании кредитного договора № С-75/07-КО от 20.11.2007 года. Приведенное обстоятельство подтверждается выпиской по счету № 42301810500010074836 за период с 20.11.2007 года по 02.02.2009 года, согласно которой мне был предоставлен кредит в размере 50 000 (пятидесяти миллионов) рублей.

    Из указанной выше выписки усматривается, что векселем № МК 0004357 от 12.11.2008 года был погашен долг по кредитному договору № С-75/07-КО от 20.11.2007 года, то есть обязательства по указанному кредитному договору между мной и ответчиком были прекращены в связи с их исполнением в полном объеме, поскольку ответчик оплатил указанный вексель, а я полученные денежные средства перечислил ему в счет погашения предоставленного мне кредита.

    Следовательно, на момент подачи заявления о признании ответчика банкротом ответчик не являлся моим должником, а я не являлся его кредитором

    Поэтому ссылку истца на ст. 103 Федерального закона «О банкротстве», действовавшей на момент возникновения спорного правоотношения, согласно которой сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами, является неправомерной, поскольку истцом не доказан факт наличия задолженности ответчика передо мной.

    Из содержания искового заявления следует, что ответчик просит применить последствия недействительности сделки, совершенной между мной и ответчиком.

    В соответствии с п. 1 ст. 50.34 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в редакции, действовавшей на момент возникновения спорного правоотношения, в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 28 выше названного Федерального закона, а также пунктами 2 — 5 статьи 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», конкурсный управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или применении последствий недействительности ничтожной сделки от своего имени. При этом периоды, в течение которых совершены указанные в статье 103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, которые могут быть признаны недействительными по иску конкурсного управляющего или кредиторов кредитной организации, исчисляются начиная с даты назначения Банком России в кредитной организации временной администрации.

    В силу ст. 5 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» Положения Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции указанного Федерального закона), Федерального закона от 25 февраля 1999 года N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (в редакции указанного Федерального закона) и Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции указанного Федерального закона) применяются арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу указанного Федерального закона.

    Следовательно, применению подлежит редакция Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», действовавшая на момент возникновения спорного правоотношения, поскольку Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» обратной силы не имеет.

    Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

    Из представленного ответчиком искового заявления усматривается, что временная администрация ответчика была назначена приказом ЦБ РФ № ОД-100 от 02.02.2009 года.

    Из изложенных выше обстоятельств следует, что истцом пропущен срок исковой давности.

    Согласно ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Таким образом, перерыва течения срока исковой давности не имеется.

    На основании п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

    Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

    В силу п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 15 от 12.11.2001 года, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 18 от 15.11.2001 исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ). Согласно статье 152 ГПК РФ и части 1 статьи 34 АПК РФ сторонами в деле являются истец и ответчик.

    В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

    На основании ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности приостанавливается:

    если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

    если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

    в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

    в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

    Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в указанной статье обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности. Однако такие обстоятельства в период с 02.02.2009 года по на момент подачи не существовали.

    Таким образом, оснований для восстановления исковой давности не имеется.

    На основании п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 15 от 12.11.2001 года, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 18 от 15.11.2001 законодательством не предусмотрено каких-либо требований к форме заявления стороны в споре о пропуске срока исковой давности, оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме непосредственно в ходе судебного разбирательства, то есть заявление о пропуске срока исковой давности можно сделать как в отзыве на иск, так и в устной форме в ходе судебного заседания при рассмотрении предъявленного иска по существу, в том числе и в предварительном заседании.

    Следовательно, предъявленные истцом исковые требования подлежат оставлению без удовлетворения как по причине их недоказанности истцом, а также вследствие пропуска срока исковой давности.

    На основании изложенных выше обстоятельств, ст. 196, 199, 200, 203 ГК РФ, 152 ГПК РФ,

    П Р О Ш У :

    В удовлетворении предъявленных ко мне,ФИО, исковых требований истцу, Конкурсному управляющему КБ «Московский» (ООО) Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» отказать в полном объёме, в связи с пропуском срока исковой давности.

    mashenkof.ru