За недонесение о преступлениях предлагают наказывать лишением свободы сроком до 5 лет

В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий дополнение Уголовного кодекса РФ новой частью ст. 316, устанавливающей уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство тяжких преступлений, и статьей 316.1 «Недонесение о преступлениях». Статья 316.1 будет предусматривать ответственность за недонесение об известных готовящихся или совершенных тяжких и особо тяжких преступлениях в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Авторы законопроекта считают недостаточной ответственность, предусмотренную за укрывательство преступлений действующим уголовным законодательством. Согласно сопроводительным документам к законопроекту довольно часто лицам, обвиняющимся в совершении указанных преступлений, суд выносит приговор, не связанный с лишением свободы.

В рамках проекта предлагается также исключить из ст. 316 УК РФ примечание о том, что лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником. Авторы законопроекта считают, что указанное право основано на конституционном праве не свидетельствовать против против себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции), но оказывается значительно шире, включая в себя еще и сокрытие преступника, орудий и средств совершения преступления, следов преступления, предметов, добытых преступным путем.

Вместе с тем, в самой норме сейчас не устанавливается какая-либо ее связь со статьей 51 Конституции РФ, а законодатель вполне вправе устанавливать дополнительные гарантии прав и свобод граждан, в том числе основания для освобождения от уголовной ответственности.

Многое в этой законодательной инициативе объясняет ее авторство — она внесена Парламентом Кабардино-Балкарской Республики. Она, как и другие законопроекты, внесенные по инициативе данного субъекта РФ, обусловлена, в первую очередь, необходимостью усиления борьбы с терроризмом и тяжкими преступлениями террористической направленности.

www.garant.ru

В России человека впервые осудили за недонесение о преступлении знакомого

В Астрахани вынесли первый в России приговор по статье из так называемого пакета Яровой. Мужчину оштрафовали за то, что он не сообщил властям о связи своего знакомого с терроризмом.

Как сообщает РИА Новости, Улукбека Гафурова признали виновным по статье «Несообщение о преступлении». По версии следствия, он достоверно знал, что его знакомый прошел обучение в лагере боевиков, но не сообщил об этом в правоохранительные органы. Отмечается, что суд принял решение оштрафовать Гафурова на 70 тысяч рублей.

По данным ФСБ, подсудимый полностью признал вину. В ведомстве уточнили, что его знакомый в 2015 году прошел подготовку в террористическом центре группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ) в Мосуле. После подготовки он получил оружие и боеприпасы и стал боевиком ИГИЛ (организация запрещена в РФ).

Пакет антитеррористических законов, одним из авторов которых является Ирина Яровая, был подписан президентом России Владимиром Путиным в июле 2016 года. Одна из поправок, содержащихся в «пакете Яровой», вернула в Уголовный кодекс статью «Несообщение о преступлении». Закон обязывает россиян сообщать властям, если им стало известно о подготовке теракта, вооруженного мятежа, а также о совершении некоторых других видов преступлений. Максимальная ответственность за несообщение о преступлении — лишение свободы на срок до одного года.

www.ntv.ru

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • «УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР» (ред. от 30.07.96)
  • В данном виде документ опубликован не был —
  • (в ред. от 27.10.60 — «Ведомости ВС РСФСР», 1960, N 40, ст. 591)

Статья 190. Недонесение о преступлениях

Недонесение об известных готовящихся или совершенных преступлениях, предусмотренных статьями 102, 103 и 240, пунктом «в» (умышленное убийство), 117 частями второй, третьей и четвертой (изнасилование при отягчающих обстоятельствах), 125.1 частями второй и третьей (похищение человека при отягчающих обстоятельствах), 126.1 (захват заложников), 144 частью третьей (кража при отягчающих обстоятельствах), 145 частью третьей (грабеж при отягчающих обстоятельствах), 146 (разбой), 147 частью третьей (мошенничество при отягчающих обстоятельствах), 147.1 частью третьей (присвоение вверенного имущества при отягчающих обстоятельствах), 173 частью второй, 174 частью второй и 174.1 частью второй (получение, дача взятки и посредничество во взяточничестве при отягчающих обстоятельствах), 191.2 (посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника), 213.2 (угон воздушного судна), 218.1 частями второй и третьей (хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ), 223.2 частью второй (незаконное приобретение, хранение, использование, передача или разрушение радиоактивных материалов, если они повлекли гибель людей или иные тяжкие последствия), 223.3 (хищение радиоактивных материалов), 224 частью второй (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка с целью сбыта, а равно незаконный сбыт наркотических веществ при отягчающих обстоятельствах), 224.1 частью третьей (хищение наркотических веществ, совершенное особо опасным рецидивистом или путем разбойного нападения, а равно хищение наркотических веществ в крупных размерах) настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до двух лет.

(в ред. Закона РСФСР от 25.07.62, Указов Президиума ВС РСФСР от 01.06.67, от 17.04.73, от 15.07.74, от 07.05.80, от 03.12.82, от 17.07.87, от 30.03.88, Закона РФ от 29.04.93 N 4901-1, Федерального закона от 01.07.94 N 10-ФЗ)

zakonbase.ru

§ 4. Недонесение о преступлении: прошлое и современность

В одной из своих работ М.И. Ковалев отмечал: «уголовное право должно подвергаться изменениям, переоценке отдельных институтов и норм. Все эти изменения и переоценки являются результатом определенных изменений в уголовно-правовой политике, ибо она прокладывает мостик между более неподвижной и консервативной криминальной теорией и непрерывно изменяющимися реальностями жизни» *(485).

Как известно, действующий УК РФ не предусмотрел ответственности за недонесение о преступлениях *(486), но в науке сегодня сложились две противоположные точки зрения по этому вопросу. Одни ученые предлагают восстановить ответственность за рассматриваемое деяние *(487), другие категорически возражают *(488).

В связи с этим В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов указывают: декриминализация нужна, если уголовный закон расходится с общественной нравственностью. Именно исходя из этого в 1996 г. в УК РФ не была включена статья о недонесении о преступлении: «лица были избавлены от необходимости тяжкого выбора: донести о близком человеке или промолчать, следуя «голосу совести» *(489).

Еще более ста лет назад Н.С. Таганцев указывал: «при современных условиях государственной жизни нет необходимости привлечения всех граждан к участию в преследовании преступников. Специальные органы могут вести дело открытия преступников и с несравненно большим успехом, и с меньшей затратой сил» *(490). Негативно оценивал ответственность за недоносительство Н. Полетаев: «Сделать каждого обязанным к этому страхом наказаний — значит крайне стеснить их свободу, обратить их в полицейских чиновников, в шпионов, развращать их, ибо в основании недонесения почти всегда лежит чувство сострадания к падшему ближнему. Ненамного лучше и назначать награды за доносы, ибо этими обещаниями государство. трактует весьма нелестно своих подданных. показывает свое бессилие» *(491).

Если говорить об упомянутой плате за донос, в ходе оговоренного ранее социологического исследования представителям правоохранительных структур был задан такой вопрос: повысит ли раскрываемость преступлений, связанных с отмыванием преступных доходов, установление вознаграждения за предоставление соответствующей информации физическими лицами при гарантированности обеспечения безопасности последних? Единогласие при ответе на него поражает: 98% сказали «да», лишь один человек посчитал, что это не так. Трудно спорить с большинством: если в обществе не хватает правосознания для того, чтобы никто не проходил мимо совершаемых преступлений, необходимо хотя бы заинтересовать население материально, тем более что в этом случае, благодаря его помощи, в казну могут поступить (вернуться) приличные суммы денег. Если мы вспомним советский период, то отметим, что больше всего «подпольные миллионеры» боялись. своих соседей: именно они первыми заметили бы неестественно большой рост благосостояния человека и сообщили в правоохранительные органы о нетрудовых доходах.

Разумеется, кто-то расценит данный поступок как стукачество чистой воды, но не следует забывать, что именно благодаря нашему коллективному безмолвствованию и совершается огромное количество противозаконных актов. Иначе говоря, чем ниже уровень правосознания граждан, тем проще преступнику легализовать свой капитал.

Одновременно хочется надеяться, что в обозримом будущем государству не придется «показывать свое бессилие», «повышая» уровень правосознания гражданина путем подкупа. История показывает *(492): к уголовной ответственности за недонесение прибегали в моменты, тяжелые для Отечества, когда справиться с преступностью при помощи только силовых структур было затруднительно. Сегодня же речь идет о появляющейся стабильности Российского государства, попытке возрождения правоохранительной системы. Представляется, переложение на граждан обязанностей милиции, прокуратуры не будет являться оправданным шагом и не принесет ощутимой пользы *(493).

Ответить на вопрос о криминализации недоносительства сложно — он сродни проблеме необходимости смертной казни. Можно сколько угодно приводить доводы за и против, но суть скрыта в разграничении права и морали: недоносить — это «плохо» или «преступно»? Необходимо согласиться со следующим высказыванием: «Что касается тех, которые смешивают порок с преступлением, то они ставят власть людей на место власти Бога; они признают за обществом право, которое ни в каком случае ему не принадлежит и которым оно не в состоянии пользоваться, — право преследовать нравственное зло везде, где бы оно ни проявлялось, даже в глубине совести; они ставят вместо принципа репрессии и восстановления принцип искупления» *(494).

Вместе с тем попробуем отбросить эмоции *(495) и посмотреть, готово ли государство, возложив на граждан дополнительную обязанность, наделить их и соответствующими правами (а именно так должно быть в демократическом государстве). В нашем случае таковыми, в первую очередь, должны выступать, конечно, не гарантии вознаграждения за донос, а право на особую защиту со стороны государства от разоблаченных лиц. Сегодня в России наконец-то принят Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» *(496). Тем не менее положения данного закона еще долго будут претворяться в жизнь, это потребует огромных материальных затрат. Соответственно, выбирая между риском мести со стороны преступника и возможностью самому понести тяготы уголовного наказания, большинство жителей России скорее все же не сообщат о преступлении.

Далее. В своем выступлении на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ (Москва, 21 января 2005 г.) Генеральный проку,ор РФ В.В. Устинов отметил буквально следующее: «Уголовная статистика, к сожалению, отражает не истинное количество совершенных преступлений а негодную практику их регистрации. Сегодня милиция выполняет много функций. Но главная функция — это защита людей от преступных посягательств. А в сложившейся ситуации с регистрацией получается, что она объективно покрывает преступников, помогает им избежать заслуженного наказания, потому что часть преступлений вообще не регистрируется». Приводятся и примеры.

Усть-Ордынский Бурятский округ. За целый год выявлено чуть больше 30 преступлений. Между тем работники отдела в Сибирском федеральном округе за две недели выявили почти 600 укрытых от учета преступлений. В Новосибирской области бригада Генеральной прокуратуры восстановила на учете более 200 преступлений. Столько же в Вологодской области. Среди укрытых там оказались шесть убийств, немало других тяжких преступлений. Почти 400 материалов пришлось отправить на дополнительную проверку. Но и факт регистрации преступления еще ни о чем не говорит: в Еврейской автономной области обнаружилась новая технология укрытия — «заявления регистрируются, возбуждаются дела, но по ним следователями милиции ничего не делается. Выборочно проверив 120 уголовных дел, в 111 не нашли ни одного следственного действия, хотя с момента возбуждения дел прошло от 2 недель до 2-3-х месяцев» *(497).

Возникает закономерный вопрос: можно ли в таких условиях заставлять гражданина под угрозой уголовной ответственности доносить о преступлениях *(498)? Ведь ему не только может быть не предоставлена особая защита, но и уголовного дела не возбудят либо не предпримут никаких мер к раскрытию преступления!

Более того, в условиях неопределенности люди будут бояться ответственности за заведомо ложный донос — процент оправдательных приговоров сегодня достаточно высок, а большинство граждан не знакомы с тонкостями применения ст. 306 УК РФ *(499).

Проведенное еще в советский период исследование *(500) показывает, что среди общего числа недоносителей 9,7% составляют члены семьи преступника, 1,7% — дальние родственники, 57,1% — его друзья, товарищи и близкие знакомые, 28,1% — знакомые, 4% — сослуживцы, 1,7% — лица, посторонние преступнику, но знающие его. Таким образом, в качестве недоносителей выступали в большинстве случаев лица, составляющие ближайшее социальное окружение преступника. Соответственно, применение наказания за недонесение вряд ли достигнет цели превенции (далеко не все будут доносить на близких и под угрозой уголовной ответственности).

Итак, в условиях современной России трудно усмотреть необходимость и справедливость установления уголовной ответственности за недоносительство.

В то же время нельзя не привлекать к ответственности лиц, на которых уже лежит обязанность по обеспечению прав и свобод других граждан. В данном случае «бездействие вопреки особенной обязанности не будет упущение в тесном смысле слова, а только одна из форм совершения противозаконного деяния» *(501).

Сегодня законодатель предусмотрел ответственность лишь за четыре вида вторичных преступлений (ст. 174, 174.1, 175 и 316 УК РФ). К сожалению, следует признать, что данных составов недостаточно для полноценной реализации принципа гуманизма, для обеспечения безопасности человека.

Полагаем, что снимать ответственность с лиц, на которых уже лежит

обязанность по обеспечению прав и свобод других граждан, совершенно не стоит. Ненаказуемость сегодня недоносительства негативно сказывается на обеспечении прав ряда малозащищенных граждан, в первую очередь -малолетних. По данным ГИЦ МВД *(502), за 2004 г. правоохранительными органами установлено 9664 случаев вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественного действия, выявлено 39 540 случаев злостного уклонения от уплаты алиментов *(503) (прирост по сравнению с предыдущим годом на 17,7%). Это свидетельствует, что родители все в меньшей степени справляются с возложенной на них и природой, и обществом обязанностью по воспитанию детей. В соответствии с Семейным кодексом РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей (п. 2 ст. 63), на них возлагается защита прав и интересов детей (п. 1 ст. 64, п. 1 ст. 65), в ст. 150 (и ст. 36 ГК РФ) аналогичные обязанности установлены для опекунов и попечителей.

УК РФ предусматривает ответственность, в частности, за злостное уклонение от уплаты алиментов (т.е. защищаются имущественные интересы). Вместе с тем сегодня не предусмотрена уголовная ответственность за иной вид бездействия: недонесение родителями или лицами, их заменяющими, о совершении преступления в отношении малолетнего или недееспособного вследствие психического расстройства лица. Данное положение актуально и касательно лиц, не способных обратиться за помощью в силу тяжелой болезни. А ведь такие люди либо вовсе не могут предпринять меры к защите собственных прав и свобод, либо же эти их возможности сильно сужены *(504).

В рассматриваемых ситуациях состав оставления в опасности (ст. 125 УК РФ) не может ничем помочь: формально опасность уже миновала, преступление совершено, хотя в отдельных случаях чувство незащищенности, безнаказанности обидчика может повлечь очень негативные последствия для психического здоровья потерпевшего (речь идет, прежде всего, о ребенке). А ведь подобный вред способен превысить тот, который причинен непосредственно преступным деянием. К сожалению, уголовная ответственность за укрывательство преступлений также не всегда исправляет ситуацию: родители (лица, их заменяющие и др.) могут и не совершать никаких активных действий, направленных на сокрытие преступления в отношении подопечных, да и речь в ст. 316 УК РФ идет только об особо тяжких преступлениях. Лишение же родительских прав, отстранение опекуна (попечителя) от опеки (попечительства) такие несознательные граждане, возможно, даже не примут за ущемление своих прав. В связи с тем что многие из подобных родителей нигде не работают, оптимальным наказанием за рассматриваемые деяния были бы исправительные работы.

В данном случае необходимо помнить и о том, что родители (лица, их заменяющие) могут не сообщать о преступлении из корыстной или иной личной заинтересованности. Например, в связи с распространенностью в современном мире такого сексуального отклонения, как педофилия, «популярностью» в России и за рубежом детской порнографии, вполне возможна ситуация, когда опекун (а то и родитель!) не сообщает о факте сексуального насилия в отношении ребенка, получив от виновного вознаграждение за это. В качестве другой личной

заинтересованности зачастую выступает нежелание портить отношения с начальником из-за карьерных соображений, боязнь «опорочить» собственную деловую репутацию и т.д. Такие мотивы говорят о повышенной общественной опасности содеянного (если сравнивать с обычным халатным отношением к своим обязанностям), а потому представляется возможным рассматривать их в качестве квалифицирующего признака потенциального состава преступления.

Соответствующий состав было бы логично разместить в ст. 316.1 УК РФ «Несообщение о преступлении» — примерно такого содержания:

«1. Несообщение о преступлении, совершенном в отношении лица, лишенного возможности самостоятельно защитить свои права и интересы по малолетству, старости, болезни, если виновный был обязан иметь о нем заботу в силу нормативного акта, трудовых отношений или договора, — наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

Предлагается следующая категоризация: по части первой — преступление небольшой тяжести, по части второй — средней *(505). Наказание по ч. 1 предполагаемой статьи соотнесено с санкцией ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», по ч. 2 предусмотрено лишение свободы на срок до трех лет, что несколько меньше санкции по ч. 1 ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями».

Введение в УК РФ подобной статьи подтвердит, что принцип гуманизма направлен именно на обеспечение безопасности человека, а не на излишнюю декриминализацию, как его понимает все чаще в последнее время законодатель.

Таким образом, восстановление в России уголовной ответственности за недонесение видится сегодня необходимым лишь в отношении указанных субъектов *(506). Такого же мнения придерживаются 45% опрошенных граждан. Еще 20,5% выступают за восстановление ответственности за недоносительство для всех граждан. Возражают против криминализации недонесения 34% (22,5% — так как это принципиально недопустимо в демократическом государстве, а 11,5% — так как это не принесет никакой пользы).

При этом среди ответивших положительно на вопрос о введении ответственности за недоносительство 33,8% считают, что должно наказываться недонесение обо всех преступлениях, независимо от их категории; 25,7% -только тяжких и особо тяжких; 4,4% — только особо тяжких, большинство же (36%) выступает за строго определенный перечень таких преступлений (убийство, разбой, изнасилование и т.п.). Следует учитывать, что наиболее распространенными «связками» ответов выступили: установление уголовной

ответственности для специальных субъектов недоносительства о преступлениях строго определенного перечня и установление уголовной ответственности для тех же субъектов при недонесении о любом преступлении (по 24% от всех высказавшихся за введение уголовной ответственности за недоносительство).

Оговоримся, что предпочтительнее не вводить подобный ограничительный список предикативных преступлений, поскольку такое ограничение уже будет иметь место в силу определенного статуса специального субъекта недонесения (речь будет вестись о преступлениях против его подопечного).

Следует признать, что недонесение наказуемо по большинству кодексов бывших союзных республик: ст. 307 УК Азербайджанской республики (недонесение об известных готовящихся или совершенных тяжких или особо тяжких преступлениях); ст. 335 УК Республики Армения (несообщение о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 210 УК Туркменистана (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 241 УК Республики Узбекистан (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 347 УК Таджикистана (несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении, а равно недонесение о достоверно известном лице, совершившем это преступление, или о месте его нахождения); ст. 19, 181 УК Эстонской республики (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении первой степени, независимо от того, было ли недонесение заранее обещано); ст. 376 УК Грузии (недонесение лицом, которому доподлинно известно о готовящемся особо тяжком преступлении); ст. 364 УК Республики Казахстан (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном особо тяжком преступлении); ст. 22, 315 УК Латвийской Республики (недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком или особо тяжком преступлении); ст. 406 УК Республики Беларусь (недонесение о достоверно известном совершенном особо тяжком преступлении либо о достоверно известном лице, совершившем это преступление, или о месте нахождения такого лица, недонесение о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении), о недоносительстве говорится и в ч. 7 ст. 27 УК Украины.

lawbooks.news

Чем может обернуться недонесение о преступлении по УК РФ

Недонесение о преступлении является преступным деянием и регулируется ст. 205.6 Уголовного кодекса Российской Федерации. Несообщение о совершённом преступлении УК РФ квалифицируется как общественно опасное действие и предусматривает наказание за его совершение.

В чём суть статьи?

Ст. 205.6 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за несообщение о готовящемся преступлении. УК РФ указывает, за недоносительство о каких правонарушениях квалифицируется как противоправное деяние.

К этим деяниям относятся:

  • Террористический акт (его планирование и осуществление).
  • Создание организации или сообщества, основной целью которой является терроризм.
  • Организация и проведение обучения с целью организовывать акты терроризма.
  • Оказание помощи террористам.
  • Призывы в виде митингов и демонстраций и размещения информации с обращением и зовом к проведению террористических действий.
  • Захват заложника или заложников.
  • Создание вооружённой группы при отсутствии на это законного разрешения.
  • Планируемый или совершённый угон средства передвижения в виде воздушного или водного судна или поезда.
  • Запрещённое законом хранение и использование материалов, по химическому составу относящимися к ядерным.
  • Покушение на жизнь государственного или публичного деятеля.
  • Захват и удержание власти при применении насилия.
  • Вооружённый мятеж.
  • Нападение на лиц и организации, которые находятся под международной защитой.
  • Террористические акты международного масштаба.
  • Перечисленные действия относятся к особо тяжким и требуют незамедлительного сообщения о них.
  • Если гражданин не сообщает в органы правопорядка о подготовке или проведении перечисленных преступных действий, при условии, что он располагает правдивыми сведениями, то к нему применяется санкция.

    Наказание позиционируется в виде:

  • штрафа до 100 000 рублей или другого дохода лица в течение 6 месяцев. Срок уменьшается в зависимости от обстоятельств;
  • работы принудительного характера. Законодатель определяет срок работ в один год;
  • пребывания в местах лишения свободы в течение одного года.
  • Указанные санкции применяются к осуждённому в случае, если его вина доказана.

    Комментарии к ст. 205.6 УК РФ

    Эта статья появилась в Кодексе относительно недавно – в 2016 году. Последняя редакция УК РФ внесла ответственность за несообщение о преступном действии в органы, отвечающие за правопорядок. УК РФ предусматривает наказание за это деяние в виде штрафа, работ и лишения свободы на год. Ранее недонесение о правонарушениях регулировалось УК РСФСР, и норма имела название «Недонесение о преступлениях».

    Нормы существенно различаются диспозициями: в современном кодексе противоправные деяния носят общественный характер, а в УК РСФСР – личностный. Кодекс РСФСР предполагает ответственность за несообщение об изнасиловании, умышленном убийстве и других подобных правонарушениях.

    У ст. 205.6 УК РФ интересное примечание: можно не доносить на своих родственников и близких людей. То есть если муж – глава террористической организации, то жена вправе молчать об этом, несмотря на возможную гибель сотен людей от планируемых терактов. Этот комментарий рассматривается двояко: он соблюдает ст. 51 Конституции РФ о праве каждого не свидетельствовать против себя и своих близких. Но бездействие в таких обстоятельствах нельзя не признать преступным действием.

    К людям, которые вправе не сообщать о готовящемся деянии, согласно другим законам относятся:

    1. Священнослужитель, узнавший о планировании деяния на исповеди. Отношения между священником и исповедующимся регламентируются религией и законодательством.
    2. Адвокаты. В силу своей работы защитники вправе не сообщать о фактах, ставших им известными во время оказания юридической помощи, даже если эти факты ставят под угрозу жизнь и здоровье людей.

    Объективной стороной правонарушения выступает отсутствие факта доносительства в органы внутренних дел или другие ответственные за безопасность общества органы о готовящемся или совершаемом правонарушении. Здесь не реализована возможность выполнить моральный долг и защитить общественность от грозящей опасности.Объект правонарушения – это безопасность общества и его представителей, например, государственного деятеля в лице президента или деятеля общественного в лице депутата.

    Субъектом противоправного деяния выступает гражданин, достигший возраста 14 лет. Мнения экспертов в вопросе правильности возраста разнятся. Гражданин в 14 лет в силу возраста не всегда может предоставить правдивые сведения относительно планируемого действия. В таком возрасте не у всех подростков до конца сформировано чувство ответственности и понимания серьёзности происходящего.

    К лицу, достигшему возраста 14 лет, применяются те же санкции, что и к совершеннолетнему. Санкции в виде исправительных работ и лишения свободы действуют и на несовершеннолетнего гражданина. Разница в исполнении наказания: штраф за подростка выплачивают его законные представители.

    Законодатель не указывает, сколько может длиться недонесение о преступлении. УК РФ такую информацию тоже не даёт. То есть не установлено время, в течение которого времени человек, владеющий информацией о готовящемся теракте, должен сообщить об этом в органы, отвечающие за общественную безопасность. Но нормы Общей части УК РФ регламентируют, что наказанию не подлежит гражданин, который узнал о готовящемся деянии более чем за два года до его осуществления.

    Судебная практика

    В судебной практике были случаи, когда лицо, сообщившее о совершённом правонарушении, подвергалось наказанию ввиду неполноты сообщённых сведений. Примером служит решение суда г. Улан-Удэ в отношении двух граждан, которые сообщили в органы полиции об убийстве,совершённом их знакомой, но не обозначили, что именно она это сделала.

    При сообщении о готовящемся или совершаемом преступном действии нужно предоставлять абсолютно все сведения, которые известны. В противном случае есть риск оказаться на скамье подсудимых за сокрытие сведений о деянии.

    При рассмотрении дел, квалифицированных как недоносительство о преступлении по УК РФ, суд обращает внимание на следующие факторы:

    • отношения между доносчиком и тем, на кого доносят;
    • членство в группе, готовящейся совершить теракт.
    • Если доносящий состоит в родственных или близких отношениях с теми, кто готовится совершить преступное действие, собирается вступать или уже вступил в группировку, то в отношении него уголовное дело по статье несообщение о совершённом преступлении УК РФ не заводится.

      Комментарии юриста

      Обращаясь к юристу за помощью в случае, если гражданин проходит как обвиняемый по статье недонесение о преступлении УК РФ, нужно иметь при себе доказательства сообщения. Доказательства могут быть в виде:

      1. Аудиозаписи звонка, в котором гражданин сообщал о планируемом правонарушении.
      2. Письменное сообщение, направленное в органы правопорядка.
      3. Эти материалы помогут адвокату в сборе данных и подготовке правильной тактики защиты в суде.

        Важно все рассказать адвокату, чтобы тот владел полной информацией по делу и мог представлять интересы своего клиента. Адвокат имеет свидетельский иммунитет, и суд не вправе допросить его как свидетеля на слушании.

        Адвокату важно сообщить все те сведения о правонарушении, которые были направлены в органы правопорядка. Если информация окажется у адвоката в искажённом или неполном виде, то защита на суде провалится, и клиент будет отвечать за недоносительство о преступлении по УК РФ.


        ugolovnoe.com