Преступление и наказание по судебнику 1497г.

Документальным закреплением и первым памятником права централизованного государства, утвержденным Великим князем Иваном III и Боярской Думой, явился судебник 1497 года. В документе выделяют 4 части

1. Постановление о суде центральном.

2. Постановление о суде местном.

3. Постановление материального права.

4. Дополнительные статьи, посвященные различным вопросам феодального права.

В качестве источников были использованы Русская Правда, Псковская Судная Грамота и Уставная Грамота плюс целый ряд законодательных материалов, накопившихся в государстве, включавших не только указы центральной власти, но и удельных княжеств

В Судебнике 1497 года изменилось само понятие преступления. Если в Русской Правде преступление обозначалось как «обида», т.е. нанесение морального, материального или физического вреда, то в Судебнике используется уже термин «лихое дело» и под ним подразумевается деяние, которое так или иначе угрожает государству или господствующему классу в целом и поэтому запрещается законом. Такое определение было перенято из Псковской Судной Грамоты. В целом увеличилось количество деяний попадающих в разряд уголовно-наказуемых, при этом нет полного перечня таких деяний.

Судебнике появляются такие объекты преступления, как государство в целом, отдельные должностные лица и государственные органы.

Изменилось в Судебнике 1497 года и отношение к субъекту преступления по сравнению с Русской Правдой и Псковской Судной Грамотой. Развитие феодализма и превращение холопов в крепостных людей, нашли свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления, по Судебнику 1497 г. рассматривал холопа уже как субъект преступления и считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

В Судебнике не указываются ни случаи исключения вменения, ни отягчающие или смягчающие вину обстоятельства, нет также данных, говорящих о том, что преступления различались по стадиям совершения. Одно и то же преступление влекло различную ответственность в зависимости от того, какое положение на социальной лестнице занимал правонарушитель, и какое положение занимал пострадавший. По Судебнику все население делится на «добрых» и «лихих» людей. «Добрыми» признавались представители господствующего класса и не попавшие в зависимость крестьяне — держатели «крепкого» хозяйства.

Судебник выделяет преступления против государства и церкви, а также преступления зависимого населения против своих господ.

В Судебнике 1497 г. значительно усложнилась система преступлений. Судебник вводит преступления лишь намеченные в Псковской Судной Грамоте -политические преступления (ст.9). К числу политических преступлений Судебник относил «крамолу», «подым» и «зажигальничество».

1. Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр к другому князю. Период XV в. изобиловал восстаниями и заговорами против власти и жизни великого князя.

2. За «подым» наказывали людей, подымающих народ на восстание.

Судебник знал следующие преступления против личности (ст. 7, 8):

1. Убийство (душегубство). Наиболее серьезным преступлением против личности было убийство. Различаются убийства простые и квалифицированные. Квалифицированное убийством, влекущее за собой смертную казнь, было убийство крестьянином своего владельца. Простое убийство не влекло столь тяжелых последствий, наказание представляло собой совокупность штрафа и другого вида ответственности, назначаемого по усмотрению судьи. Отягчающим обстоятельством, влекущим смертную казнь, являлась причастность к «ведомым лихими людьми».

2. Ябедничество т.е. злостная клевета. Умыслом данного преступления являлось обвинение невиновного с целью завладеть его имуществом. Если это совершалось «лихим» человеком, то переходило в разряд тяжких преступлений и влекло за собой смертную казнь.

3. Преступления против чести. Новый Судебник, в отличие от «Русской Правды» устанавливает наказание не только за оскорбление действием, но и словом. Данные споры решались «полем», т.е. судебным поединком, а наказание заключалось в уплате назначенного штрафа и вознаграждения за моральны ущерб.

Не упоминаются Судебником такие деяния как — нанесение увечий, ран, побоев, конечно, они имели место в действительности, но вероятно, регулировались Русской Правдой.

преступления против суда, Судебник расширяет круг преступлений данного вида. Для господствующего класса было выгодно усиление роли суда, поэтому Судебник в ст. 19 вводит ответственность должностных лиц за нарушение установленного порядка судопроизводства. Если дело рассматривалось с нарушением установленных правил судебного разбирательства, то решения по данному делу признавалось недействительным.

Судья, виновный в разборе дела «не по суду» обязан был возместить сторонам понесенные ими расходы.

Судебник запрещал судебным должностным лицам не только брать взятки, но и давать им взятки, хотя Судебник также не устанавливал еще наказания за получение взятки. Ответственность за лжесвидетельство. Дача ложных показаний влекла для лжесвидетеля обязанность возместить потерпевшему понесенный им ущерб и убытки связанные с ведением дела.

Наиболее обширная и упорядоченная часть Судебника 1497 года посвящена имущественным преступлениям (ст. ст. 8, 9, 10, 11, 12, 13, 38, 55, 62). Основу производственных отношений тогдашней Руси составляла собственность феодала на средства производства и неполная собственность на рабочую силу. Судебник стоял на страже прав и привилегий господствующего класса и устанавливал ответственность за нарушения прав феодальной собственности. Защита феодальной собственности и личности феодалов, а также приравненных к ним монастырей и церкви, проходит красной нитью через весь Судебник. Наказания за все виды имущественных преступлений были более суровыми, если потерпевшим был феодал, при равном же социальном статусе сторон наказания зачастую были более мягкими. Рассматривались следующие основные преступления против имущественных прав: разбой, похищение чужого имущества («татьба»), истребление или повреждение чужого имущества, противозаконное пользование чужим имуществом.

Дата добавления: 2015-04-16 ; просмотров: 112 ; Нарушение авторских прав

lektsii.com

Образовательный портал — все для студента юриста.

  • Преступления и наказания по судебникам 1497 и 1550 г

    В судебнике 1497 г. нет определение понятия «преступление», используется термин «лихое дело».В качестве объекта преступления выступают гос-во и частные интересы. Субъекты преступления — все свободные люди. Ст. 17 — «Холоп тоже отвечает за преступление». Ст. 9 — указывает самые тяжкие преступления. Наказание — смертная казнь. «Государскому убойцу, крамольнику (изменнику), церковному татю, головному, подымщику, зажигальнику, всякому лихому человеку живота не дать, казнить смертной казнью».

    Коромольник — изменник, раньше их не казнили, а по Судебнику их казнили и отбирали имущество.

    Церковная татьба — вид церковной кражи (антицерковные поступки) — смертная казнь.

    Подымщики — присвоение чужого имени с целью укрытия от податных податей (мнение Чистякова).

    Зажигальник — не только дома, но и поджог города с целью сдачи врагу.

    Лихие люди — это потенциально способные совершать противоправные деяния (беглые крестьяне). Принадлежность к лихим людям усиливает наказание.

    Головная татьба — кража холопов, людей, сопровождающаяся убийством.

    1) Появляется право внесудебной расправы. Гос-во передает его нескольким зажиточным людям.

    2) Наказывается голый умысел на совершение преступления.

    3) Появляется цель — устрашение => смертная казнь.

    4) Торговая казнь применяется за кражу в первый раз и за повреждение межи. Телесные наказания осуществлялись на торговой площади с помощью кнута. Зачастую заканчивались смертью. Существовала несколько веков.

    5) Действует система штрафа — возмещение ущерба.

    6) Черты наказания: неопределенность; зависимость от соц. принадлежности; публичность наказания.

    Виды преступления по судебнику 1550 года:

    В Судебнике 1550 г. с бюрократизацией государственного аппарата появляются новые виды преступления:

    — подписка (подделка документов, наказывалось смертной казнью);

    — против порядка правосудия; лжесвидетельство (наказание — торговая казнь).

    Виды наказания по судебнику 1550 года:

    1) Тюремное заключение (при отсутствии поручителей в сочетании с торговой казнью). Срок от 3х дней до государева указа. Не существовало спец. тюрем. Использовались подвалы церквей и др. зданий.

    2) Отрешение от должности (вид адм. Ответственности). Первоначально применялся к низшим судеб. чинам за неправильное хранение документов.

    allstatepravo.ru

    19) Виды преступлений и наказаний по судебнику 1497г.

    5. В уголовном праве в рассматриваемый период произош­ли значительные изменения. Если раньше Русская Правда оп­ределяла преступление как обиду, т. е. причинение материаль­ного или морального ущерба отдельному лицу или группе лиц, то Судебники 1497 и 1550 гг. стали относить к преступлениям деяния, причинявшим ущерб как частным лицам, так и госу­дарству. Преступление — это нарушение установленных норм, предписаний и воли государя.

    Система преступлений выглядит следующим образом:

    • государственные преступления: «крамола» — измена кня­зю, государству; заговор; мятеж и призыв к восстанию;

    • должностные преступления и преступления против поряд­ка управления и суда: взятка, казнокрадство, фальшивомонетничество, вынесение заведомо несправедливого решения, нарушение установленного порядка судопроизводства, дача лож­ных показаний;

    • преступления против личности: убийство, убийство гос­подина, оскорбления действием и словом;

    • имущественные преступления: грабеж, разбой, кража, по­хищение людей.

    Судебники 1497 и 1550 гг. усложнили систему наказаний и выработали новые цели наказания — устрашение и изоляция преступника.

    Высшей мерой наказания являлась смертная казнь, но она могла быть отменена помилованием государя.

    Другим тяжким наказанием была торговая казнь — битье кнутом на торгу. Широко применялись членовредительные и телесные наказания.

    В качестве дополнительных наказаний применялись штра­фы и денежные взыскания. Размер штрафа зависел от тяжести поступка и социального статуса потерпевшего.

    6. Судебник 1497 г. вводил две формы судебного процесса. Обвинительно-состязательная форма применялась по делам о мелких преступлениях и гражданским делам. Для этой формы судебного процесса характерны следующие положения: в суде велся протокол заседания, вызовы в суд осуществлялись спе­циальными грамотами, существовало понятие исковой дав­ности, судебные решения оформлялись «правой» грамотой.

    В качестве доказательств выступали: собственное призна­ние, присяга, свидетельские показания, письменные докумен­ты (грамоты, договоры и т. п.).

    Развивается система обжалования судебных решений. Ре­шения местных судов можно было обжаловать в приказы, Бо­ярскую думу или великому князю.

    За подачу иска в суд, получение судебного решения, ро­зыск ответчика и т. д. Судебником устанавливались высокие судебные пошлины, вследствие этого для низших слоев насе­ления обращение в суд было малодоступным делом.

    Вторая форма судебного процесса — розыскная. Розыск применялся по государственным и другим тяжким преступлениям, по делам «лихих людей». Дело начиналось по иници­ативе государственного органа или должностного лица. Главными доказательствами были поимка с поличным, обыск и собственное признание, для получения которого могла при­меняться пытка. Судоговорение не велось, основными фор­мами розыскного процесса были допросы, очные ставки и пытки.

    www.pravo.vuzlib.su

    Преступления по судебнику 1497 года

    Навигация по сайту

    Реклама на сайте

    • Преступления и наказания в судебниках 1497 и 1550 гг.

      Деление преступлений в судебниках приобретает подобие некоей сис­темы. На первом месте стоят политические преступления. Судебники (ст. 9 1-го и ст. 61 2-го) квалифицируют их как антигосударственные, требую­щие применения смертной казни. «Государскому убойце и крамольнику, церковному татю и головному, и подымщику и зажигальнику, ведомому ли­хому человеку живота не даты, казнити его смертною казнею». Здесь пере­числены такие преступления, как измена, заговор, призыв к мятежу, под­жег с целью передачи объекта врагу, брань и бесчестье государя, шпио­наж, направленные против власти. Законодатель дает лишь примерный перечень таких «лихих» дел, предоставляя суду право расширять их состав (определять впредь «иное какое лихое дело»), подводя под него иные дея­ния.

      На второе место можно поставить должностные преступления. Судеб­ники вводят запрет на взяточничество, мздоимство, злоупотребления вла­стью, неправый суд и пр. Уже Судебник Ивана III (ст. 19) провозглашает возможность отмены решения «неправого суда» боярина и дьяка, не уста­навливая, однако, никаких репрессивных мер за него. Ст. 33–34 запре­щают недельщику (судебному лицу) просить и брать «посулы» – взятки. В Судебнике 1550 г. эти деяния рассматриваются уже как уголовно нака­зуемые, но ответственность за должностные преступления носит сослов­ный характер: высшее боярство выплачивает штрафы, дьяки наказывают­ся тюрьмой, подьячие – торговой казнью.

      К имущественным преступлениям относятся кражи (татьба), разде­ляемые уже 1-м Судебником на простые и квалифицированные. Простая кража наказывалась торговой казнью, т.е. битьем кнутом, возмещением убытков истцу и выплатой продажи (штрафа) по решению суда. К квали­фицированным кражам, требовавшим применения смертной казни, отно­сились кражи церковные, головные (сопровождаемые убийством), кражи с поличным, совершаемые ведомым лихим человеком (рецидивистом), раз­бои. При отсутствии денежных средств (статка) тать выдавался «головой на продажу» и должен был отработать нанесенный ущерб (ст. 42 1-го Су­дебника).

      Большое место в судебниках занимает охрана прав собственности. Штрафами и кнутом наказываются повреждение изгороди или межевых знаков земельного участка, запашка или потрава чужой земли, поврежде­ние пчелиных ульев, бобровых гонов, истребление скота и пр.

      Знают судебники и споры, возникающие из обязательств по договорам. Они, как правило, решаются полем и заканчиваются для проигравшего уплатой требуемого истом и возмещением судебных издержек.

      Преступления против личности чаще всего сопряжены с имуществен­ными (разбой, грабеж). Это убийство (душегубство), ябедничество (злостная клевета) и преступления против чести. Они также разделяются на простые, предусматривающие имущественно-штрафные взыскания, и квалифицированные («ведомым лихим разбойником»), требовавшие при­менения смертной казни. К преступлениям против чести судебники, в от­личие от Русской Правды, относят не только оскорбления действием, но и оскорбления словом («лай» и «непригожее слово»). Споры об оскорблени­ях заканчивались полем и возмещением ущерба истцу. «А исцово доправят на виноватом» – обычная в отношении суда формула.

      Судебники не знают религиозных преступлений, которые, естественно, имели место и сурово наказывались. В России, как и в Европе, еретиков сжигали, но количество таких преступлений было невелико. Русскому праву не был свойственен террор ради террора, на Руси не было инквизи­ции. Еретиков сжигали лишь тогда, когда в их действиях видели социаль­ную опасность. Даже в середине XVI в., когда церковь начала свой поход против светских развлечений, считая их «бесовским наваждением» (запрещалось играть в кости, шахматы, устраивать увеселения, пляски и т.п.), усиления репрессий против нарушителей не последовало. Церковь прибегала, главным образом, к покаянию и, в особенных случаях, к отлу­чению.

      Более мягким, чем в Западной Европе, было на Руси и уголовное нака­зание. Смертная казнь, к примеру, применялась по Судебнику 1497 г. в 9 случаях (в германской Каролине 1532 г. – в 44). Русские летописи почти не содержат данных о казнях во время правления Ивана III. До середины XVI в., как о том свидетельствует С. Герберштейн, казни вообще приме­нялись крайне редко, в том числе за кражи и за убийство. Не были распро­странены и изуверские способы казней, свойственные Европе. На Руси не отрубали части тела, не сажали на кол, не выкалывали глаза, не вытягива­ли кишок. Наиболее приемлемым считалось отсечение головы, повешение (для разбойников), как и в Европе, фальшивомонетчикам заливали горло металлом. В иных случаях прибегали к утоплению. Так, в 1488 г. Иван III велел «казнити, потопити в Москве реке нощью…лихих баб, приходивших с зельем к великой княгине Софье».

      Хотя русскому праву было чуждо изуверство ради устрашения, все же в наказаниях прослеживается стремление законодателя не просто пока­рать преступника, по и устрашить окружающих по принципу: «чтобы на то смотря, другим неповадно было так делать». Наказания за «коромолу» совершаются, как правило, открыто, при большом стечении народа. Су­дебник 1497 г. знает кнут (торговую казнь), который применяется и к фео­далам, замешанным в антигосударственных заговорах. При Иване IV «раздача боли», т.е. применение палок, плетей и кнута при «наведении должного порядка», становится одним из методов государственной политики. Судебник 1550 г. вводит болевые наказания за должностные престу­пления: фальсификации протоколов суда, подделку документов, корыст­ные злоупотребления. Кнут превращается в средство пытки.

      С середины XVI в. стали применяться правежи – битье толстыми прутьями по икрам ног для выбивания долга. После месячного правежа несостоятельного должника выдавали кредитору «головой для искупа».

      Судебник 1497 г. не знает тюремного заключения, хотя случаи заточения преступников в монастырские подвалы или башни имели место. Однако государство не имело средств для широкого применения заключения, ко­торое долгое время оставалось уделом высокопоставленных лиц: князей, бояр, воевод. Но задачи борьбы с массовой преступностью, размножив­шейся в XVI в., породили тюрьмы, которые в ходе губной реформы пере­даются для обслуживания населению. Судебник Ивана IV упоминает тюрьму уже в 21 случае (для служилых, «лихих» людей, лжесвидетелей), но не назначает сроков тюремного заключения.

      В качестве дополнительного вида наказаний за большинство преступ­лений выступают штрафы. Как самостоятельный вид штраф назначается за бесчестье. По Судебнику 1550 г. (ст. 26) для «гостя» он равен 50 рублям, для торгового и посадского человека – 5, крестьянина – 1 рублю. За бес­честье женщины устанавливалась двойная сумма штрафа.

      lawtoday.ru

      Уголовное право по Судебникам 1497 и 1550 гг

      Судебник 1497 г. — это общий государственный закон «о суде, как судите, боярам и окольничим и прочим судьям по всему Московскому государству». Это общая инструкция, первый всероссийский судебный устав.

      В основном Судебник 1497 г. содержит нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Вместе с тем в него включен ряд норм гражданского права, регулирующих обязательства из договоров — договора купли-продажи, займа, найма, порядок: наследования, разрешение земельных споров. Источниками Судебника 1497 г. явились: «Русская Правда» Псковская Судная грамота, уставные грамоты, а также законе. дательные материалы, накопившиеся в русском государстве к концу XV в.

      В отличие от «Русской Правды» Судебники 1497 и 1550 гг. не только ввели новое понятие преступления, но и определяли количество деяний признаваемых преступными.

      Судебник 1497 г. дает новое понятие преступления, увеличивает число деяний, признаваемых уголовно наказуемыми.

      Под преступлением по Судебнику 1497 г. понималось «лихое дело», т. е. деяние, нарушающее интересы государства.

      Впервые в Судебнике выделяются виды преступлений.

      Политические преступления. К ним относится крамола. Под крамолой закон подразумевал измену родине, заговор, призыв к восстанию. Статья 9 Судебника, говоря о крамоле, выделяет таких преступников, как «подымщик» (подметчик), «зажигальщик».

      Судебник 1497 г закрепил: новый вид преступления — преступление против суда, ввел ответственность должностных лиц за нарушение порядка судопроизводства. Так, ст. 19 устанавливала порядок отмены неправильного решения суда. Судья, виновный в разборе дела «не по суду», обязан был возместить сторонам понесенные ими расходы. Гарантируя судам отмену неправосудного решения, закон поднимал авторитет суда и тем самым боролся за укрепление государственной власти. Ответственность за лжесвидетельство в суде определяла ст. 67: «А который боярин или дьяк просудится, а обвинит кого ни по суду, бесхитростно или список подпишет и правовую грамоту даст, а истцом суд с 3 головье, а взятое отдати», т. е. на первом месте были интерес истца «обиженного», а вся тяжесть последствий неправового решения падала на судью. Он нес все материальные убытки; уплачивал истцу сполна всю сумму иска и возвращал в тройном размере все судебные издержки, понесенные истцом.

      Имущественные — преступления (разбой — как промысел, похищение чужого имущества (татьба), истребление или повреждение чужого имущества). Под разбоем в XV в. понималось открытое нападение, производимое обычно шапкой (ст. 8). Точного понятия разбоя и грабежа Судебник 1497 г. не дает. Часто под разбоем подразумевали хищение, сопровождающееся насилием и убийством.

      Тяжким преступлением считалось покушение на церковное имущество – «церковная тать». Церковь требовала от государства беспощадной расправы с любыми посягательствами на ее добро: «… А государю убойце и каромольнику, церковному татю . живота не дати, казнити его смертной казнью» (ст. 9). Похищение чужого имущества именуется Судебником тать бой.

      По Судебнику 1497 г. татьба подразделялась на простую и квалифицированную. Такое же деление краж существует и в Судебнике 1550 г.

      К квалифицированным видам кражи относилась кража церковная, головная, повторная кража, а также первая кража с поличным, совершенная «ведомым лихим человеком». Под церковным татем понимается лицо, совершившее святотатство — деяние, так или иначе нарушающее права и интересы церкви, являющейся оплотом государства. Поэтому церковная татьба относилась к квалифицированным кражам и считалась одним из наиболее опасных преступлений. Головная татьба относилась к наиболее опасным преступлениям, под этим термином понимали кражу холопов, воровство, сопровождавшееся убийством. Головник — убийца.

      Перечень особо опасных преступлений замыкает поджог, имеется в виду поджог города с целью сдачи его врагу. Все виды квалифицированных краж, как наиболее опасных преступлений, карались смертной казнью.

      Судебник различал воровство, подтвержденное непосредственно уликой (поличным) и установленное оговором «добрых людей».

      Простая кража — это кража, совершаемая впервые, за это преступление предусматривалось новое наказание — торговая казнь. Статьи 10-11 Судебника 1497 г. относят к числу отягчающих признаков преступного деяния рецидив, который выражался в том, что если первая татьба наказывалась торговой казнью (ст. 40), то ст. 11 за совершение повторной кражи предусматривала смертную казнь, т. к. имелось в виду, что она совершалась профессионалом.

      Простое убийство влекло за собой обязанность уплатить продажу (Судебник 1497 г. вводит понятие «добрых» и «лихих людей» и, если совершивший убийство был «ведомым лихим человеком», то он как и «государственный убийца», подлежит смертной казни (ст. 7, 8 Судебника 1497 г., ст. 12, 59 Судебника 1550г.).

      Истребление или повреждение чужого имущества. По Судебнику 1497 г. к этому виду преступления относились: поджог двора или имущества, повреждение межевых знаков и др. В ст. 62 Судебника 1497 г. проводится четкое различие между феодальными владениями и крестьянскими землями. Нарушение границ земли великого князя, духовного или светского феодала каралось строже, чем нарушение границ крестьянских земель и, как правило, за них предусматривались телесные .наказания и денежные взыскания. Преступления против личности. Убийство (душегубство) предусматривалось квалифицированное (убийство крестьянином своего господина): «А государственного убийце…, живота не дати, казнити его смертною казнею» (ст. 9 Судебника 1497 г. и ст. 61 Судебника 1550 г.).

      Статьи 33-34 запрещали представителям суда — надельщикам — брать посулы (взятки) за розыск преступника и за отпуск найденного преступника.

      Судебник 1550 г. впервые вводит и различие между татьбой и мошенничеством. Статья 58 гласит: «. А мошеннику та же казнь, что и татю. А то на обманщике взыщет и доведут на него, ине у ищей иск пропал. А обманщику как его ни приведут, ино его бити кнутом, а иску не правити». Судебник 1550 г. в ст. 25 вводит понятие грабежа как насильственного захвата собственности.

      Ябедничество означало злостную клевету. Статья 6 Судебника 1550 г. предусматривала новый состав преступления: ложное обвинение представителя власти в совершении им преступного деяния. Преступление против чести включало в себя оскорбление действием или словом «обесчестие».

      Преступления против суда нашли отражение и в Судебнике 1550 г., где различалось хитростное и бесхитростное неправосудие (ст. 2-5).

      Система наказаний. Наказания по Судебникам 1497 и 1550гг. отличались своей неопределенностью. Широкое применение получила смертная казнь. Она полагалась коромольнику — убийце своего господина, церковному, татю и подымщику, назначалась за повторную кражу, ябедничество, подделку документов. Смертная казнь осуществлялась публично, часто при казни присутствовал и царь. Эта мера наказания осуществлялась через повешение, отсечение головы, утопление, четвертование. Подозреваемых в отравлении заставляли выпить яд.

      Торговая казнь, применялась за первую татьбу, нарушение межевых знаков и др. Публичное битье кнутом часто заканчивалось смертью. Кроме торговой казни применялось битье розгами и правеж. При правеже виновного били прутом по икрам ног в течение нескольких дней. Такое наказание применялось как мера взыскания для неисправных плательщиков, что называлось «править долги». Статьи 8, 10 предусматривали применение продажи в сочетании с торговой или смертной казнью, а иногда с конфискацией имущества.

      Тюремное заключение было введено Судебником 1550 г. в ст. 8, 10, 12, 55, но в них не ограничивался четко срок пребывания в тюрьме. Так, в ст. 55 записано: «Тать будет находиться в тюрьме до тех пор, доколе по нем порука будет». Такая неопределенность предполагала пожизненное заключение.

      22. Характеристика государственного устройства России в XVII в.

      В феврале 1613г. Земский собор избрал на престол Михаила Романова, кандидатура которого устраивала разные слои общества. Новое московское правительство, первостепенную роль в котором играл отец царя патриарх Филарет, восстанавливая государство после смуты, руководствовалось принципом: все должно быть по старине. Для успокоения общества, преодоления разрухи консервативная политика была необходима, однако смута внесла в общественную жизнь много таких перемен, что, по сути, правительственная политика оказалась реформаторской.

      Существенным звеном гос. управления в первой половине XVII в. стал Земский собор. Роль и компетенция Земских соборов несомненно возросла (при царе Михаиле собор собирался не менее 10 раз). Активная работа Земских соборов была обусловлена временной потребностью нового правительства преодолеть последствия смуты.

      Механизмы центрального управления восстанавливались по старым образцам — в форме приказов, число которых в царствование Михаила увеличилось. В местном же управлении произошли перемены, которые свидетельствовали об усилении централизаторского начала: земские выборные органы, появившиеся в середине XVI в., стали постепенно заменяться более жестким управлением из центра через воевод.

      В середине XVII в. все более ощутимой становилась потребность издать свод законов, свести воедино частное законодательство, разросшееся, но никак не упорядоченное. Результатом кодификационной работы, осуществленной специальной комиссией с участием выборных от сословий, стало составленное уже в царствование Алексея Михайловича (1645-1676) соборное уложение 1649 г., которое завершило юридическое оформление системы крепостного права: сыск беглых крестьян становился бессрочным, устанавливалась наследственность крепостного состояния, жители посадов были прикреплены к тяглым посадским общинам.

      Ряд статей Уложения отразил тенденцию к дальнейшей централизации власти, укреплению самодержавия. Традиционная монархия с Боярской думой (вряд ли уместно называть ее сословно-представительной), постепенно уступала место абсолютной монархии, формирование основных элементов которой началось во второй половине XVII в.

      studopedia.org