§5. Квалифицирующие и особо квалифицирующий признаки состава преступления

В данном случае ответственность повышается по признаку субъекта преступления.
Определение понятий лиц, занимающих государственные должности Российской Федерации и государственной должности субъекта Российской Федерации, дано в примечаниях 2 и 3 ст. 285 УК РФ. Так, под лицами, занимающими государственные должности Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. Под лицами, занимающими государственные должности субъекта Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями и уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.
Кроме того, в ст. 1 федерального закона «О государственной гражданской службе»[49] также дается определение государственной должности РФ и государственной должности субъекта РФ — это должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральным законом для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, и должности, устанавливаемые конституциями (уставами), законами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов РФ.
Казалось бы, имеются понятия и дефиниции данных понятий, и не должно быть никаких разнотолков и недопонимания. Но, к сожалению, в определении должностных лиц указанной категории ученые разделились на два лагеря. Одни, такие, как С.Г. Келина, считают, что «лицами, занимающие государственные должности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации являются — Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, министры, руководители законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации и другие лица. »[50].
Другие ученые, такие, как Н.И. Ветров, считают, что «субъектами квалифицированного состава злоупотребления служебными полномочиями может быть и государственный служащий, замещающий государственные должности категории «Б»[51], то есть, согласно Реестру государственных должностей федеральных государственных служащих[52] — государственные должности федеральной государственной службы, учреждаемых для непосредственного обеспечения: исполнения полномочий Президента РФ;
деятельности Совета Федерации Федерального собрания, председателя Совета Федерации Федерального Собрания и его заместителей; деятельности Государственной Думы Федерального Собрания, председателя Государственной Думы Федерального Собрания и его заместителей и органов Государственной Думы Федерального Собрания; деятельности Правительства РФ, Председателя Правительства РФ, его заместителей и членов Правительства РФ; деятельности Конституционного Суда РФ, председателя Конституционного Суда РФ, его заместителей и судьи — секретаря Конституционного Суда РФ; деятельности Председателя Верховного Суда РФ и его заместителей; деятельности Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ и его заместителей; деятельности Председателя Центральной избирательной комиссии РФ и его заместителей; Председателя Счетной палаты РФ, его заместителей и аудиторов Счетной палаты РФ.
На наш взгляд, наиболее верной точкой зрения представляется позиция С.Г. Келиной, так как согласно ст. 11 Конституции РФ государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ, суды РФ. Государственную власть в субъектах РФ осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Указанные лица непосредственно исполняют полномочия государственных органов, а государственные должности государственной службы категории «Б» лишь обеспечивают исполнения полномочий Президента РФ, членов Правительства РФ и Совета Федерации Федерального Собрания РФ, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ и судей РФ. Если трактовать буквально уголовное законодательство, то фраза «непосредственное исполнение полномочий» неидентичная фразам «непосредственное обеспечение полномочий» и «обеспечения деятельности».
Другим субъектом квалифицированного злоупотребления должностными полномочиями является глава органа местного самоуправления.

Определения данного субъекта в УК РФ нет, поэтому приходится обращаться к

  • законодательным актам, регулирующим вопросы местного самоуправления.

Так, ст. 16 Федерального закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления»1, дает определение главы муниципального образования, которым будет являться выборное должностное лицо, возглавляющее деятельность по осуществлению местного самоуправления на территории муниципального образования. Глава муниципального образования избирается гражданами, проживающими на территории муниципального образования, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании либо представительным органом местного самоуправления из своего состава.
Кроме того, ст. 1 указанного закона раскрывает понятие муниципального образования — городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населенная территория, в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления. К примеру, муниципальным

  • образованием будет г. Новосибирск и г. Искитим, Новосибирской области, а Дзержинский район г. Новосибирска, не будет муниципальным образованием, так как он не располагает самостоятельным местным бюджетом и не имеет выборных органов.
  • С.Г. Келина считает, что «к этой же категории лиц, несущих повышенную уголовную ответственность, относятся и . их заместители»2.
    Позволим, с данной точкой зрения не согласиться, так как уголовное
    щ ‘См.: Федеральный закон РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в
    Российской Федерации» (с изменениями на 8 декабря 2003 года) № 154-ФЗ от 28 августа 1995 года // Собрание законодательств РФ, № 35,28.08.1995 г.
    2Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова — М.: Юристь, 2000. — С. 377.

    законодательство строго установила категорию должностного лица — глава органа местного самоуправления. И это не значит, что заместители мэра, начальники управлений, департаментов и отделов будут нести ответственность по ч. 2 ст. 285 УК РФ, так как они обеспечивают полномочия главы муниципального образования. Кроме того, считаем, что законодатель установил более суровую ответственность данного лица, так как из всех должностных лиц исполнительных органов муниципального образования именно глава органа местного самоуправления избирается гражданами, то есть данному должностному лицу оказано доверие населения и ему делегированы полномочия.
    Как уже отмечалось в первой главе данного исследования, ч. 2 ст. 285 УК РФ на практике применяется крайне редко, поэтому сложно дать практические советы правоприменителю в использовании указанной нормы. На данный момент указанная норма в большей степени является декларативной и профилактирующей.
    Особо квалифицированным видом злоупотребления должностными полномочиями является деяние, предусмотренные частями первой или второй ст. 285 УК РФ, повлекшее тяжкие последствия.
    Тяжкие последствия — оценочный признак, содержание которого закон не раскрывает. Для применения указанной нормы необходимо установить в деянии должностного лица все элементы основного состава, то есть признаки злоупотребления должностными полномочиями и аргументировать наступившие последствия как тяжкие. Данные последствия должны быть связаны с нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. На это обращает внимание и А.В. Галахова: «При наступлении тяжких последствий с особой тщательностью надо устанавливать, что они наступили именно вследствие должностного злоупотребления»1.
    ‘Галахова А.В. Должностные преступления / А.В. Галахова. — М.: ВИНИТИ, 1998. — С. 19.
    Под тяжкими последствиями согласно разъяснению, содержащемуся в п. 10 упоминавшегося постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге», понимается «причинение такого вреда, как крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы учреждения, предприятия, срыв выполнения народнохозяйственных заданий, нанесение государству материального ущерба в особо крупных размерах, причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку и т.п.»[53].

    Казалось бы, имеется действующее постановление Пленума Верховного Суда СССР, раскрывающее понятие «тяжкие последствия» и в связи с этим не должно быть суждений и разнотолков. Но, нет, на практике, достаточно часто работники милиции и прокуратуры излишне квалифицируют деяния преступников как повлекшие тяжкие последствия, и наоборот.
    Так, в 2001 г. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 285, п. «б» ч. 2 ст. 160 и ч. 2 ст. 198 УК РФ руководителю Инспекции по налогам и сборам по Железнодорожному району г. Новосибирска гр. П, который незаконно инвестировал бюджетные денежные средства в размере 351000 рублей в строительство собственной квартиры. В приговоре судьей было указано, что «поскольку действия гр. П не повлекли тяжких последствий, предусмотренных ч. 3 ст. 285 УК РФ, данный квалифицирующий признак подлежит исключению из его обвинения»[54].
    По другому уголовному делу, рассмотренному в 2001 году, было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 285 и ч. 2 ст. 293 УК РФ начальнику
    Управления ветеринарии мэрии г. Новосибирска гр. Б, который незаконно выделил две двухкомнатные квартиры своим близким родственникам, чем нанес муниципальному бюджету ущерб в размере 282400 руб. (в ценах 1999 года). В приговоре было указано, что наступили «тяжкие последствия в виде ущерба в особо крупном размере»1.
    Здесь, мы видим, что в первом случае ущерб бюджету нанесен был больше, чем во втором, но квалификация по первому делу была изменена в сторону смягчения без объяснения причин. Почему? Ошибка правоприменителя, либо недостаточная оценка последствий. Нам кажется, нет- недоработка Пленума Верховного Суда СССР. Оценочная формулировка «тяжкие последствия» в действующем постановлении Пленума Верховного Суда СССР заменена на менее понятные формулировки типа «крупная авария» и «особо крупный ущерб государству». А что понимать под данными определениями? Б.В. Здравомыслов придерживался аналогичной точки зрения: «Как следует из этого постановления, наряду с конкретными разъяснениями относительно содержания тяжких последствий высказываются рекомендации, трудно поддающиеся конкретному установлению и существенно затрудняющие правильную квалификацию содеянного»2.
    В связи с изложенным, целесообразно было бы предложить конкретные оценочные величины последствий — размер крупной аварии, срок остановки транспорта или производственного процесса, время дезорганизации работы учреждения и предприятия, ущерб от срыва выполнения производственных заданий, сумма нанесения ущерба государству в особо крупном размере.
    В ходе анализа уголовных дел, опроса сотрудников милиции, прокуратуры и суда, учитывая принципы построения Уголовного кодекса Российской Федерации, в рамках действующего постановления Пленума
    Верховного Суда СССР, целесообразней под вышеуказанными формулировками понимать:

    1. крупная авария — ущерб свыше 250000 руб. (аналогично примечанию 4 ст. 158 УК РФ);
    2. длительная остановка транспорта или производственного процесса — свыше одной рабочей недели, по заявлению этой организации или с ее согласия (аналогично примечанию 2 ст. 201 УК РФ);
    3. дезорганизация работы учреждения и предприятия — свыше 24 часов, по заявлению этой организации или с ее согласия (аналогично примечанию 2 ст. 201 УК РФ);
    4. срыв выполнения производственных заданий — в рамках государственных заказов, ущерб не менее 250000 рублей (аналогично примечанию 4 ст. 158 УК РФ);
    5. нанесение государству ущерба в особо крупном размере — ущерб свыше 1000000 руб. (аналогично примечанию 4 ст. 158 УК РФ).

    Квалификация преступления — злоупотребления должностными полномочиями повлекшего тяжкие последствия — причинение смерти или тяжкого вреда здоровью на практике и в теории не вызывают затруднений.
    Кроме того, целесообразно в примечании к ст. 285 УК РФ раскрыть понятие «тяжкие последствия». Физический вред предлагается выразить в причинении тяжкого вреда либо смерти по неосторожности, а имущественный вред в денежном выражении превышающим 250000 руб. Данная позиция основана на аналогичном признаки — «крупный размер» в ст. 158 УК РФ, где он также составляет стоимость имущества, превышающую 250000 руб.
    Форма вины по отношению к указанным последствиям может быть выражена прямым умыслом, когда должностное лицо предвидит и желает наступления таких последствий, или косвенным, когда виновный предвидит, не желает, но сознательно допускает наступление тяжких последствий или относится к ним безразлично. Как отмечает А.Н. Игнатов, злоупотребление же должностными полномочиями — чисто умышленное преступление[55].
    Однако некоторые ученые считают, что это преступление с двумя формами вины. Так, П.С. Яни указывает, что, говоря о квалификации по ч. 3 ст. 285 УК РФ следует иметь в виду, что применительно к квалифицирующему признаку причинения деянием тяжких последствий законодатель установил правило, согласно которому, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращения, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно. Таким образом, ст. 27 УК РФ существенно уточняет не только понятие умышленного преступления, содержащееся в ст. 25 УК РФ, но и допускает вменение ч. 3 ст. 285 УК РФ даже в тех случаях, когда тяжкие последствия причинены в результате деяния должностного лица по неосторожности[56]. А, И.Я. Козаченко просто констатирует: «По отношению к этим последствиям вина субъекта выражается в форме неосторожности, т.е. данное посягательство будет преступлением с двойной формой вины»[57].
    Считаем, что данные точки зрения не состоятельны. Статья 27 УК РФ в данном случае неприменима. Во-первых, диспозиция указанной статьи подразумевает моменты, когда в результате умышленного посягательства наступают тяжкие последствия, не входящие в умысел лица. Если бы последствия не наступали, то на лицо все равно имелось бы преступление. Во- вторых, допущение неосторожной вины в злоупотреблении должностными полномочиями ставит идентичным данное преступление с халатностью, так как они отличаются по субъективной стороне.
    Как уже отмечалось, уголовный закон особо не оговаривает случаи совершения злоупотребления должностными полномочиями группой должностных лиц, действующих по предварительному сговору.
    В ходе анализа уголовных дел по ст. 285 УК РФ было установлено, что 18,9 % всех уголовных дел совершены должностными лицами в группе по предварительному сговору. Однако, согласно действующему законодательству, имело место соисполнительство в преступлении и влекло ответственность для всех его участников по ч. 1 или ч. 3 ст. 285 УК РФ в зависимости от последствий. Таким образом, нарушался принцип построения уголовного законодательства, в том числе ч. 7 ст. 35 УК РФ, в котором указывается, что совершение преступления группой лиц по предварительному сговору влечет более строгое наказание.
    На основании вышеизложенного, считаем целесообразным именно в ч. 3 ст. 285 УК РФ дополнить признак, состоящий в совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.
    Подводя итоги данного параграфа, необходимо отметить, что квалифицированные виды злоупотребления должностными полномочиями необходимы и востребованы правоприменителем. Если, ч. 2 ст. 285 УК РФ является декларативной и профилактирующей нормой, то ч. 3 ст. 285 УК РФ является применимой и необходимой нормой в борьбе со злоупотреблениями должностными полномочиями, повлекшими тяжкие последствия. При этом, квалифицируя деяния как злоупотребление должностными полномочиями, повлекшими тяжкие последствия, сотрудник милиции, прокурор или судья обязаны с особой тщательностью оценивать тяжкие последствия, с учетом предложенного раз
    ъяснения действующего постановления Пленума Верховного Суда СССР и собственного правопонимания.
    Кроме того, на основании вышеизложенного предлагается в примечании к ст. 285 УК РФ раскрыть понятие «тяжкие последствия» в виде физического вреда, состоящего в причинении тяжкого вреда здоровью либо смерти по неосторожности, имущественного вреда на сумму превышающею

    lawbook.online

    Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки служебных преступлений, посягающих на интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления (статья)

    Квалифицирующие признаки — это отягчающие обстоятельства, предусмотренные в статье Особенной части УК в качестве признаков состава преступления, особо квалифицирующие — квалифицирующие признаки, еще более повышающие степень общественной опасности преступления, а привилегирующие признаки — смягчающие обстоятельства, предусмотренные в статье Особенной части УК в качестве признаков состава преступления. Все квалифицирующие, особо квалифицирующие и привилегирующие признаки составов служебных преступлений целесообразно дифференцировать на четыре группы: 1) включенные в статьи главы 30 УК РФ 1996 г., 2) включенные в статьи главы 23, 3) включенные в статьи других глав Особенной части УК РФ 1996 г. и 4) выделяемый из признаков третьей группы признак, состоящий в использовании лицом своего служебного положения.

    Нормы об ответственности за служебные преступления, объединенные в главе 30 УК РФ 1996 г. под названием «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», содержат как квалифицирующие, так и особо квалифицирующие признаки.

    Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 285 УК РФ 1996 г., именуемой «Злоупотребление служебными полномочиями», ч. 2 ст. 285 — «Нецелевое расходование бюджетных средств», ч. 2 ст. 285 -«Нецелевое расходование средств государственных внебюджетных фондов», ч. 2 ст. 286 — «Превышение должностных полномочий», ч. 2 ст. 287 — «Отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации», ч.ст. 290- «Получение взятки» и ч. 2 ст. 293 этого УК с наименованием «Халатность», а особо квалифицирующие — в ч. 3 ст. 285, ч. 3 ст. 286, ч.ст. 287, чч. 3 и 4 ст. 290 и ч. 3 ст. 293 УК РФ 1996 г.

    Все квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки возможно разделить на относящиеся к: 1) предмету преступления, 2) объективной стороне состава преступления, 3) субъекту преступления и 4) соучастию в преступлении, причем признаки, относящиеся к объективной стороне — еще и на характеризующие: а) деяние (действие или бездействие) и б) последствия, определяемые, в частности, указанием на неосторожную форму вины, являющуюся признаком субъективной стороны.

    Признаком предмета преступления является его размер. Этот признак предусмотрен в качестве квалифицирующего составы преступлений нецелевого расходования бюджетных средств и нецелевого расходования- средств государственных внебюджетных- фондов п. «б» ч. 2 ст.285 УК РФ 1996 г. и п. «б» ч. 2 ст. 285 этого УК и особо квалифицирующего — получение взятки — п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ 1996 г. В п. «б» ч. 2 ст. 285 и п. «б» ч. 2 ст. 285 данного УК размер определен как особо крупный, составляющий согласно примечанию к ст. 285 сумму бюджетных средств, а также средств государственных внебюджетных фондов, превышающую семь миллионов пятьсот тысяч рублей, а в п. «г» ч. 4 ст. 290 — как крупный, которым в соответствии с примечанием к ст. 290 УК РФ 1996 г. «признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие сто пятьдесят тысяч рублей».

    В соответствии с ч. 1 п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6 «предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку».

    Квалифицирующим признаком объективной стороны, относящимся к деянию, является предусмотренный ч. 2 ст. 290 УК РФ 1996 г., определяемый как совершение должностным лицом за получение взятки незаконных действий (бездействия), а относящимися к последствиям, — ч. 2 ст. 293 этого УК -причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человека. К особо квалифицирующим признакам объективной стороны, характеризующим деяние, относятся предусмотренные п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ 1996 г. применение насилия или угрозы его применения, п. «б» ч. 3 этой статьи — применение оружия или специальных средств, п. «а» ч. 3 ст. 1287 — сокрытие правонарушений, совершенных должностными лицами органов государственной власти, п. «в» ч. 4 ст. 290- вымогательство взятки, а характеризующим последствия, — ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 и п. «в» ч. 3 ст. 287 — причинение тяжких последствий и ч. 3 ст. 293 названного УК — причинение по неосторожности смерти двум или более лицам.

    Незаконные действия должностного лица — это согласно п. 10 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения». Исходя из цитированного определения незаконных действий, под незаконным бездействием должностного лица необходимо, на наш взгляд, понимать несовершение должностным лицом действий, которые вытекали из его полномочий или соответствовали интересам службы и которые оно обязано было и имело возможность совершить, либо несовершение действий, которое при наличии обязанности и возможности совершения признается преступлением или иным правонарушением. Незаконность действий (бездействия) выражающихся в совершении преступления или иного правонарушения, определяется в законе, относящем их к тому или другому, а обусловленность действий (бездействия) служебными полномочиями должностного лица или интересами службы — в законе и (или) ином нормативном правовом акте соответствующего государственного органа, органа местного самоуправления, государственного или муниципального учреждения, Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований различных уровней, содержащих, в частности, функциональные обязанности конкретного должностного лица.

    Последствия в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку либо двум или более лицам содержат все признаки самостоятельных составов преступлений, предусмотренных соответственно ч. 1 ст. 118, ч. 1 ст. 109 и ч. 3 ст. 109 УК РФ 1996 г., причем объективные признаки, характеризующие тяжкий вред здоровью, перечислены и определены в ч. 1 ст. 111 этого УК. В юридической литературе, в частности, монографиях и учебниках, полно и всесторонне раскрыто содержание составов преступлений причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, причинения смерти по неосторожности и причинения смерти по неосторожности двум или более лицам.

    Насилие и угроза его применения в уголовном законе — УК РФ 1996 г. и ранее действовавших УК РСФСР — не определены. В теории отечественного уголовного права под насилием понимается физическое насилие. Оно определяется как «общественно опасное противоправное воздействие на организм другого человека, совершенное против его воли. Воздействие может быть оказано как на наружные покровы тела человека, так и непосредственно на его внутренние органы». Насилие может проявиться в нанесении ударов, побоев, связывании, введении в организм одурманивающих или ядовитых веществ и т.д., влечь последствия в виде причинения различной тяжести вреда здоровью или смерти, быть по степени интенсивности не опасным или опасным для жизни или здоровья. Указанные признаки физического насилия присущи насилию, предусмотренному п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ 1996 г., хотя такие его последствия, как убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, требуют самостоятельной квалификации по соответствующим статьям данного УК о преступлениях против личности.

    Угроза применения насилия определяется в юридической литературе как «воздействие на психическую сферу организма человека, выражающееся в запугивании его применением физического насилия». В качестве признака, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ 1996 г., угроза применения насилия может выражаться в запугивании причинением смерти, вреда здоровью любой тяжести, нанесением побоев, связыванием, непосредственным воздействием на внутренние органы человека и т.д.

    Применение оружия или специальных средств — это использование оружия или специальных средств для оказания физического воздействия на организм другого человека либо для демонстрации, направленной на устрашение таким воздействием. Виды оружия — гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное — указаны в ст. 2 и определены соответственно в ст. 3, 4 и 5 Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями. Согласно ч. 3 п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 «данный Закон («Об оружии». -Авт.) регулирует только правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия, в то время как уголовный закон предусматривает ответственность за противоправные действия как с указанными видами оружия, так и с иными видами боевого огнестрельного оружия, находящегося на вооружении в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба и на которые действие Федерального закона «Об оружии» не распространяется»; п. 2 — «в соответствии со статьей 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием следует понимать устройства и предметы как отечественного, так и иностранного производства, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели»;ч. 1 п. 3 — «применительно к статьям 222-226 УК РФ под огнестрельным оружием следует понимать все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия независимо от калибра»; ч. 4 п. 3 — «пневматическое оружие, сигнальные, стартовые, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, электрошоковые устройства, предметы, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения, спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием, не относятся к оружию, ответственность за противоправные действия с которым предусмотрена статьями 222-226 УК РФ»; п. 6 — «под холодным оружием следует понимать изготовленные промышленным или самодельным способом:

    — предметы, предназначенные для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения, которые включают в себя холодное клинковое оружие (кинжалы; боевые, национальные, охотничьи ножи, являющиеся оружием; штыки-ножи; сабли; шашки; мечи и т.п.), иное оружие режущего, колющего, рубящего или смешанного действия (штыки, копья, боевые топоры и т.п.), а также оружие ударно-дробящего действия (кастеты, нунчаки, кистени и т.п.);

    — предметы, предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека (метательные ножи и топоры, дротики и т.п.) либо механического устройства (луки, арбалеты и т.п.)»; ч. 1 п. 9 — «основным признаком газового оружия является его предназначение для временного поражения цели, в качестве которой может выступать человек или животное, путем применения токсических веществ, оказывающих слезоточивое, раздражающее либо иное воздействие»; ч. 2 п. 9 — «механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами, также относятся к газовому оружию. ». Хотя определения видов оружия, содержащиеся в цитированных фрагментах постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г., приведены применительно к преступлениям, ответственность за которые установлена ст. 222-226 УК РФ 1996 г., они полностью распространимы, на наш взгляд, и на понятие оружия, предусмотренное п. «б» ч. 3 ст. 286 этого УК.

    Специальные средства названы, в частности, в п. 1 Правил применения специальных средств при защите Государственной границы Российской Федерации в пределах приграничной территории и обеспечении собственной безопасности системы Федеральной пограничной службы Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24 июня 1998 г. № 634, и ст. 416 Таможенного кодекса РФ, подписанного Президентом РФ 28 мая 2003 г. (№ 61-ФЗ). На основании этих норм к специальным средствам относятся наручники или подручные средства для связывания, резиновые палки, слезоточивые вещества, светозвуковые устройства отвлекающего воздействия, устройства для принудительной остановки транспорта, устройства для вскрытия помещений и другие. В юридической литературе в качестве специальных средств указываются также водометы, «Черемуха», дубинки и т.п..

    Сокрытие правонарушений, совершенных должностными лицами органов государственной власти, — это действие или бездействие должностного лица, обязанного предоставлять соответствующую информацию, состоящие альтернативно в неправомерном отказе предоставить информацию об известных ему правонарушениях указанных лиц, либо уклонении от предоставления информации (документов, материалов), содержащих сведения о таких правонарушениях, либо предоставлении неполной информации, то есть отражающей не все сведения о названных правонарушениях, или ложной информации, то есть искажающей истинные сведения об этих правонарушениях, состоящей в уменьшении числа фактически совершенных правонарушений, или их оценкой как незначительных нарушений, не являющихся правонарушениями, или их представлением в качестве правомерных, обусловленных интересами службы, и т.д. Под правонарушениями, совершенными должностными лицами органов государственной власти, необходимо, на наш взгляд, понимать как преступления, ответственность за которые установлена нормами УК РФ 1996 г., так и иные правонарушения, предусмотренные нормами других отраслей права, например, Кодексом РФ об административных правонарушениях, Налоговым кодексом РФ. Рассматриваемое сокрытие правонарушений предполагает, что их субъектом могут быть не любые лица, а только должностные лица органов государственной власти. Для вменения этого особо квалифицирующего признака, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., требуется, чтобы должностное лицо, совершившее указанное сокрытие правонарушений, осознавало, то есть достоверно знало, что осуществляет сокрытие именно правонарушений, совершенных должностными лицами органов государственной власти.

    Суть вымогательства взятки в качестве особо квалифицирующего признака получения взятки, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ 1996 г., определяется в ряде трудов по отечественному уголовному праву в основном единообразно и достаточно четко. Так, отмечается, что «под вымогательством взятки понимается требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, могущих причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов». На этом понимании вымогательства взятки основывается судебная практика: при наличии обрисованной угрозы получение взятки квалифицируется по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, а при ее отсутствии — по данной статье, но без применения п. «в» ч. 4.

    Содержание последствий в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человека, являющегося квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 293 УК РФ 1996 г., и причинения смерти двум или более лицам, представляющего собой особо квалифицирующий признак, предусмотренный ч. 3 этой статьи, с необходимой полнотой раскрыто в юридической литературе применительно к соответствующим видам составов преступлений против личности.

    Тяжкие последствия как особо квалифицирующий признак преступлений, ответственность за которые установлена ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 и п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., представляют собой оценочный признак, то есть такой, содержание которого в уголовном законе не определено и которое определяется правоприменителем на основании анализа и оценки всех фактических обстоятельств, установленных и доказанных материалами конкретного уголовного дела. В юридической литературе, в частности, под тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 285 УК РФ 1996 г., понимаются «такие последствия, как: крупная авария, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы организации, срыв выполнения народнохозяйственных заданий, нанесение государству материального ущерба в крупных размерах, причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку и др. Если использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы повлекло умышленное причинение кому-либо смерти или тяжкого вреда здоровью, то содеянное квалифицируется по совокупности как особо квалифицированное злоупотребление должностными полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК) и убийство или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Применительно к п. «в» ч. 3 ст. 286 названного УК отмечается, что «отнесение наступивших последствий к числу тяжких является вопросом факта, подлежащим установлению в каждом конкретном случае. К числу тяжких последствий может относиться, например, причинение вреда здоровью многим потерпевшим при разгоне демонстрации работниками милиции. В случае умышленного причинения смерти или тяжкого вреда здоровью содеянное дополнительно квалифицируется по ст. 105 или ст. 111 УК».

    При определении тяжких последствий, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., указывается, что таковыми «являются, например, нарушение конституционных прав значительной группы граждан, дезорганизация и принятие неправильных решений Советом Федерации, Государственной Думой или Счетной палатой РФ вследствие неполучения, неполноты или ложности информации, поступающей из контрольно-ревизионных, правоприменительных и иных органов, срыв выполнения народно-хозяйственных заданий и др.». Анализируя цитированные положения, представляется важным, по крайней мере небезынтересным, обратить внимание на то, что, во-первых, тяжкие последствия применительно к разным видам однородных преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 и п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., определяются по-разному и приводятся неодинаковые их примерные перечни, во-вторых, указанные определения и примерные перечни приведены в одном и том же теоретическом труде по отечественному уголовному праву и, в-третьих, для определения тяжких последствий, являющихся оценочным признаком, используются так же оценочные признаки, к примеру, крупная авария, длительная остановка работы транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы организации, срыв выполнения народнохозяйственных заданий, причинение вреда здоровью многим потерпевшим при разгоне демонстрации работниками милиции, принятие неправильных решений Советом Федерации, Государственной Думой или Счетной палатой РФ вследствие неполучения, неполноты или ложности информации, поступающей из контрольно-ревизионных, правоохранительных и иных органов. Приведенные признаки, посредством которых определяются тяжкие последствия и которые представляют собой атрибуты последних, очерчены в иллюстративно-описательной форме и по существу являются лишь криминологическими характеристиками, а не уголовно-правовыми понятиями, позволяющими однозначно, «напрямую», без проведения дополнительной аналитической работы констатировать, что последствие относится к категории тяжких, и использовать данные понятия единообразно в правоприменительной деятельности при квалификации преступлений.

    По нашему мнению, задачей теории отечественного уголовного права является разработка такого определения тяжких последствий, которое, во-первых, было бы единообразным, то есть подведенным под одинаковый общий знаменатель, во-вторых, по возможности точным, лаконичным и доступным для понимания и применения правоприменителем и, в-третьих, характеризовалось признаками, поддающимися установлению и доказыванию по уголовному делу в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

    При определении признаков, присущих тяжким последствиям, необходимо исходить, на наш взгляд, с одной стороны, из характера вреда, причиненного конкретному потерпевшему или неопределенному числу неперсонифицированных членов общества, то есть обществу в целом, и, с другой — степени тяжести такого вреда.

    Разновидности характера вреда определены в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, где указано, что «потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации». Из цитированного определения следует, что причиняемым юридическому лицу является совокупный вред имуществу и деловой репутации, что обусловлено употреблением законодателем между словами «имущество» и «деловой репутации» соединительного союза «и». Причем вред деловой репутации может быть как имущественным, так и моральным. Отмеченное позволяет вычленить по характеру три вида вреда: 1) физический, 2) имущественный и 3) моральный. При этом представляется, что моральный вред наносится во всех случаях причинения физического или имущественного вреда.

    По степени тяжести вреда к тяжким последствиям необходимо относить только тяжкий вред, который определяется дифференцированно применительно к каждому указанных видов вреда. Относительно тяжких последствий в виде физического вреда в теории отечественного уголовного права и судебной практике содержатся неодинаковые рекомендации. Так, согласно ч. 2 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» от 30 марта 1990 г. № 4 к тяжким последствиям в виде физического вреда отнесено «причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку». Аналогичная позиция выражена в ряде научных трудов по отечественному уголовному праву. В соответствии с этой позицией к тяжким последствиям относятся убийство, причинение смерти по неосторожности, умышленное и по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью. Причем совершение убийства или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью квалифицируется по совокупности преступлений по ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 или п. «в» ч. 3 ст. 287 и ст. 105 или 111 УК РФ 1996 г.

    Вместе с тем высказано и другое суждение, согласно которому «если при должностном злоупотреблении полномочиями, связанном с существенным нарушением прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства, к тому же по неосторожности причиняются последствия в виде причинения смерти или вреда здоровью, они не могут рассматриваться как тяжкие последствия служебного преступления и требуют самостоятельной квалификации». Правильной, соответствующей закону представляется первая из приведенных позиций, согласно которой к тяжким последствиям отнесены как умышленное, так и неосторожное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, поскольку тяжкие последствия, в том числе в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью, являются признаком, характеризующим объективную сторону состава преступления, и соответственно определяются на основании объективного критерия, то есть фактически наступивших последствий, причиненных, разумеется, виновно, но независимо от формы вины, ибо в перечисленных нормах, установленных ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 и п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., не оговорено, что тяжкие последствия должны быть причинены только умышленно. Кроме того, к тяжким последствиям, указанным в этих нормах УК РФ 1996 г., необходимо отнести самоубийство, естественно, при наличии всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 110 данного УК. Признание тяжким последствием самоубийства потерпевшего (потерпевшей) вытекает из определения особо тяжких последствий изнасилования, содержащегося в ч. 1 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об изнасиловании» от 22 апреля 1992 г. № 4 в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № II, в котором к одному из последствий отнесено самоубийство потерпевшей. Суммируя изложенное, тяжкие последствия в виде причинения физического вреда необходимо определить как умышленное или неосторожное причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, а также самоубийство при наличии всех признаков доведения до него. При этом совершение убийства и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью квалифицируется по совокупности указанных ранее преступлений.

    Тяжкими последствиями в виде имущественного вреда в ч. 2 п. 10 цитированного постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. рекомендовано признавать «нанесение государству материального ущерба в особо крупных размерах». В юридической литературе, изданной после принятия и введения в действие УК РФ 1996 г., предлагается применительно к рассматриваемым нормам считать тяжкими последствиями ущерб в размере 50- или 100-кратного размера заработной платы на день совершения преступления. В связи с включением Федеральным законом РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ в УК РФ 1996 г. примечания к ст. 169, согласно которому «в статьях настоящей главы (22 УК РФ. — Авт.), за исключением статей 174, 174, 178, 185, 185, 193, 194, 198, 199 и 199, крупным размером, крупным ущербом, доходом или задолженностью в крупном размере признаются стоимость, ущерб, доход либо задолженность в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным — один миллион рублей», представляется возможным и обоснованным, хотя данное примечание распространяется лишь на указанные в нем статьи, ориентироваться при определении особо крупного ущерба как признака, характеризующего тяжкие последствия в виде имущественного вреда применительно к ч. 3 ст. 285, п. «в» ч. 3 ст. 286 и п. «в» ч. 3 ст. 287 УК РФ 1996 г., на размер, установленный цитированным примечанием, то есть считать указанными тяжкими последствиями имущественный ущерб в сумме, превышающей один миллион рублей на момент совершения преступления.

    К тяжким последствиям в виде морального вреда необходимо, по нашему мнению, относить последствия, состоящие в нарушении конституционных прав и свобод человека и гражданина, то есть прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции РФ.

    При определении тяжких последствий рассматриваемых преступлений в иных случаях, к примеру, в виде крупных аварий, длительной остановки транспорта или производственного процесса, дезорганизации работы учреждения, предприятия, следует, на наш взгляд, оценивать эти последствия на основании очерченных критериев, характеризующих тяжкие последствия в виде физического, имущественного или морального вреда, то есть, образно говоря, приводя такие последствия к соответствующему общему знаменателю.

    Квалифицирующими признаками, относящимися к субъекту преступления, являются признаки, предусмотренные чч. 2-ми ст. 285 и 286 УК РФ 1996 г., а особо квалифицирующими — ч. 3 ст. 290 этого УК, характеризующие более высокий статус должностного лица. Это — лица, занимающие государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а также главы органа местного самоуправления. Признаки, присущие данным субъектам, охарактеризованы в предыдущем изложении.

    Относящимися к соучастию в преступлении квалифицирующими признаками нецелевого расходования бюджетных средств и нецелевого расходования средств государственных внебюджетных фондов является совершение этих преступлений группой лиц по предварительному сговору, предусмотренное соответственно п. «а» ч. 2 ст. 285 и п. «а» ч. 2 ст.285 УК РФ 1996 г., а особо квалифицирующими отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию Российской Федерации или Счетной палате Российской Федерации и получение взятки — их совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, предусмотренное соответственно п. «б» ч. 3 ст. 287 и п. «а» ч. 4 ст. 290 названного УК. Определения группы лиц по предварительному сговору и организованной группы содержатся в чч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ 1996 г. Согласно ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления», а ее ч. 3 «преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

    Для признания перечисленных преступлений совершенными группой лиц по предварительному сговору необходимо наличие совокупности следующих условий: 1) группа составлена из двух или более лиц, каждое из которых является должностным, 2) между этими лицами состоялось соглашение, причем до начала совершения преступления и 3) каждое из этих лиц выступало в качестве исполнителя — соисполнителя преступления, то есть непосредственно участвовало в его совершении и, как правило, полностью или частично выполняло объективную сторону состава преступления, описанную в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ 1996 г.. Относительно определения субъектного состава участников организованной группы как особо квалифицирующего признака, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 287 и п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ 1996 г., и ответственности членов такой группы необходимо руководствоваться разъяснением, содержащимся в ч. 2 п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6 и нормой, закрепленной в ч. 5 ст. 35 УК РФ 1996 г. В ч. 2 п. 13 названного постановления указано, что «в соответствии с законом (статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности (по — сравнению с группой лиц по предварительному сговору. — Авт.), распределением ролей, наличием организатора и руководителя. Исходя из этого в организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными. которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений».

    На основании ч. 5 ст. 35 УК РФ 1996 г. «лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса,, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали».

    Из цитированных положений, содержащихся в ч. 2 п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. и ч. 5 ст. 35 УК РФ 1996 г., вытекает, на наш взгляд, что для констатации совершения преступлений, предусмотренных, в частности, п. «б» ч. 3 ст. 287 и п. «а» ч. 4 ст. 290 названного УК, организованной группой предполагается наличие совокупности следующих условий: 1) группа составлена из двух или более лиц, хотя бы одно из которых является должностным, 2) эти лица объединились для совершения одного или нескольких преступлений до начала совершения первого по времени из них, 3) данное объединение характеризуется устойчивостью, стержневым признаком которой является наличие в группе организатора, и 4) каждый член организованной группы признается исполнителем — соисполнителем, если он участвовал в совершении преступления не только в роли исполнителя — соисполнителя, определенной в ч. 2 ст. 33 УК РФ 1996 г., но и в любой из других ролей — организатора, подстрекателя или пособника, — определенных соответственно в чч. 3, 4 и 5 этой статьи.

    Совершение преступлений, предусмотренных статьями, объединенными в главе 30 УК РФ 1996 г., а также других преступлений при наличии квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков существенно повышает степень общественной опасности преступных деяний и соответственно влечет усиление строгости наказания.

    superinf.ru